INFONKO.RU

Внимание: ваш игровой никнейм был принудительное изменён с “V-King” на “ВивиСектор” (допускаются интерпретацией и сокращения).

Семён прочел объявление и усмехнулся, удивившись как искусственный интеллект создал декорации для смены игрового имени. Искусственному интеллекту этой игры пора начать писать сценарии к фильмам, если он сумел так обыграть внесенные изменения. Если система решила что ему больше подходит ВивиСектор, чтож, пусть так и будет.

Пока Семен отсутствовал, профессор с с парнишкой даже перевыполнили план по защите периметра воды очистительных станций. Они заминировали не только все подступы, дыры в заборе и лазы, но и основной въезд на территорию забыл что автомобиль остался в периметре. И сейчас бывший Викинг, но с легкой руки системы ставший ВивиСектором неторопливо откручивал растяжки.

- Семён, давай я помогу. Я знаю ,я умею. - Сзади подошел Кирилл. - Евгений Данилович сказал что вы меня с собой берете.

Парень смотрел на Семёна чуть ли не с придыханием. Наверняка он видел из темноты котельной весь бой возле машины. Ну да, со стороны обычного человека, не говоря уже о подростке пубертатного периода, драка Семена возле Тритона(«Тритон» — колёсная бронемашина с усиленной противоминной и противопульной защитой.) смахивала на боевую магию.

- Брысь шкед, - холодно отозвался Семен. - Вместо тебя мы возьмём Лизу.

- Но она же… - парнишка начал задыхаться от негодования.

- Девочка? заметь это не Лиза выскочила из котельной, выдав место где прячутся остальные. А если бы я не смог? Вас бы взяли измором. Сколько у тебя патронов к вектору? Из-за тебя могли погибнуть дети, вспоминай это почаще, когда сегодня вечером будешь сидеть с ними. Тем более отведенная роль третьего место в команде никак не связано с гендерной принадлежностью, для того чтобы управлять пулеметом нужны руки, а не член. А ты останешься с детсадом.

- Да пошёл ты!

Ярость в парне била через край. Еще обиднее было от того, что он понимал: Семён прав. Ведь самое обидное в словесной перепалке никогда тебя смешивают с грязью, используя самые последние слова , а когда говорят правду в лицо.

Эти моменты так глубоко западают в душу, что невольно всплывают в памяти еще десятилетие. и почему-то именно тогда когда это меньше всего нужно : лежа в кровати и пытаясь уснуть, в периоды депрессии и когда хмель выбивает искру разума из головы.

Нет, Семён конечно не собирался брать Лизу третьей в группу. Девочкам место у очага. Ее роль гораздо более важное чем у Кирилла или Семёна с Профессором: если они не вернутся ей четырнадцатилетний придётся как-то вытаскивать на себе весь этот детсад.

Но об этом даже думать не хотелось. Весь этот разговор с парнишкой он затеял просто чтобы привить хоть какую-то толику рассудительности. И всё что он сказал было правдой: если бы Семён чуть-чуть не дожал, где-то оступился и погиб, не Кирилла ни детей ни Профессора ничего бы не спасло от возвращение в родной анклав.



Приходилось перекусывать одну тонкую проволоку за другой, и Семён так увлекся, что из нирваны в реальность его вырвал гнилостный запах, который словно нашатырь выбил слезу из глаз. Послышалось тяжелое дыхание, и подняв голову Семён увидел кому она принадлежала.

В в полуметре от его лица находилась морда пса-мутанта. Без сомнения это старый знакомый. Лапа хоть и не регенерировала до конца, но уже и не выглядела так плачевно, шкура на морде содранная да костей черепа взрывом гранаты сейчас затянулась тонкой полупрозрачной пленкой под которой пульсировала черные вены.

Ушей у пса больше не было, паразит захвативший тело лучшего друга человека, счел их ненужными и не стал восстанавливать после потери. В пасти не хватало желтых клыков неприкрытых губами. Мутанту досталось очень сильно, ещё бы у его морды взорвалась граната, но этого всё равно не хватило чтобы умертвить псину до конца.

Уже в который раз за последние несколько дней в голове Семёна промелькнула мысль: “Это конец”. На на израненном теле мутанта, залечившего страшные раны полупрозрачной кожистой пленкой, загорелись три точки. А уже через мгновение истерзанное тело пса взорвалось черными брызгами под канонаду короткой очереди из пулеметные турели.

Безглазая псина лопнула от попаданий двух спаренных пулеметов. Пуля калибра 12,7 миллиметра отрывает конечности здоровому человеку, что уж говорить про пса, пусть и мутанта поймавшего полтора десятка снарядов.

Его просто разорвало, превратив в несвежий мясокостный фарш. Семен пнул оторванную голову в кусты и вытирая с лица чёрную кровь куски песьго мяса направился к броневику. Там уже стоял профессор с АКМК превращенного методом отбивания электронной начинки в АКМ-112 и озирался стволом по сторонам в поисках угрозы.

Семён поднял руки в примирительном жесте.

- Профессор, все нормально. Та псина, о который я тебе говорил, она напала но уже всё хорошо, она мертва. отпусти ствол, твою мать!

Семён пытался успокоить профессора без использования матов, ведь из всех щелей появились любознательные детские лица, но опустить оружие почему-то его заставили только вкрапления великого и могучего.

ВивиСектор оттолкнул Профессора, стоящего на пути, и дернул за ручку задней двери броневика. Внутри за панели управления турели с видео нам шлемом на коленях сидел Кирилл. парень просто светился, на его лице сейчас играл целый спектр эмоций: самодовольство, гордость за в себя и остатки злости на Семёна.

- Хорошо, - произнес ВивиСектор, напряг желваки чтобы подавить улыбку. Всё-таки Кирилл на три четверти был еще наивным парнишкой, состоявшим из ребёнка которого сейчас нужно похвалить. - Профессор, я передумал, Кирилл едет с нами.

Последние слова были адресованы уже Профессору, который не был в курсе профилактической беседы у ворот водоочистительной станции.

- Но... - Профессор было подал голос, правда сейчас это было некстати.

- Всё нормально, Данилыч, - Семён перебил его, на ходу меняя тему разговора. - Думаю парень справиться. Пойдем лучше посмотришь на то что осталось от той псины. А ты Кирилл, выбери пока себе и Лизе КПК. И придумайте себе никнеймы.

- Что? - парень не понял о чём идёт речь.

- Позывные, прозвища. Вы ведь теперь не дети, а боевики моей группы.

Парень засиял. Больше не было и намека на обиду. КПК это как паспорт, как доказательство того что старшие признали его достаточно взрослым и самостоятельным. И то что это всего лишь набор микросхем и жидкокристаллический монитор ничего не значило, в конце концов паспорт в своей сути это тоже лишь бумажная книжка с фотографией три на четыре.

Всё это время Профессор молчал. Он позволил себе открыть рот только когда они удалились к разминирование воротам где на вспаханной пулями земле лежало разорванное тело пса-мутанта.

- Они всего лишь дети, Семён.

- Я понимаю, и сейчас этим детям нужен стимул. В любом случае, без пулеметчика мы не обойдемся. Ты за рулём, я в авангарде, а Кирилл на пулемете. Тем более парень показал что умеет обращаться с ним. Если бы не он, мне бы хана, веришь? Пасть мутанта была ближе чем сейчас твое лицо, так что хватит, Данилыч.

Профессор поправил очки и больше не затрагивал эту тему. он сам всё прекрасно понимал, но плотно засевший в внутрен него интеллигент был против делать из детей солдат. даже сейчас.

Предстояла долгая подготовка перед тем как сумерки накроют июньский лес. Вымазать белую ткань парашюта в саже, четко распределить план действий и подготовить тех кто останется в лагере. А также было бы неплохо наконец познакомиться со всем детским садом, только до этого обмолвиться парой слов с Кириллом и Лизой.

***

Независимая подвеска Тритона не замечала выбоин когда-то асфальтированной, а теперь просто убитой дороги ведущей от уездного города Черный Бор к заводу Юпитер. Профессор вел внедорожник на внушительное скорости, силясь выжить из тяжёлого броневика максимум. Кирилл, выбравший себе позывной “Страйк”, одев оптический шлем,, мониторил в инфракрасном спектре окрестности.

Семён же сидел позади в грузопассажирской части Тритона, где поднятые складные сиденья не мешали высунуться в широкий люк позади башни турели. Впереди по левую руку появились неяркие огни хаба и Семен затряс за плечо Кирилла силясь перекричать шум в машине.

- Страйк, хватит хернёй маяться, - произнес Семен, чувствуя во рту металлический привкус крови. Регенерация не справлялась с ядом от нервного узла мутанта-спринтера. Но он берег шприцы на баф регена, еще не понятно в каком состоянии пленники.

Парнишка снял шлем и повернулся к ВивиСектору, который уже надел парашют и держал в руке вытяжной купол. Пристегнув карабин троса идущего с переднего бампера петли на груди Семён еще раз повторил то, что требовалось от мальчика.

- Высовываешься из люка, как я выпрыгну и выпускаешь трос так, чтобы он стоял под углом в сорок пять градусов, - для наглядности он поднял руку, показывая под каким углом должен находиться трос. - И турель разверни назад, чтобы трос не намотался. Всё понял?

- Понял, Сектор понял, - с ленцой в голосе ответил парнишка, за что схлопотал отрезвляющий подзатыльник.

- Нехера ты не понял, Кирилл. Стоит тебе облажаться, и меня тонким слоем разотрет по дороге. И погибну не только я, ещё Егор и два очень хороших человека. Я снова начинаю думать что на твоём месте должна была сидеть Лиза, - если подзатыльник для парня был скорее воспитательным элементом, то упоминание его рыжеволосые подруги подействовала на паренька как нужно.

Еще раз кивнув в зеркало заднего вида профессору, который ответил тем же. Семён вдохнул выдохнул и выбрался через люк на крышу. Снаружи машину трясло ещё сильнее, плюс ко всему ветер заставлял слезится глаза и завывал в в ушах. Держась одной рукой за турель, второй, ВивиСектор, сокращенный с легкой руки мальчонки до Сектора, выбросил в верх вытяжной купол парашюта.

Рывок назад и через мгновение Семён уже находился в воздухе. Лебедка разматывалась как надо, не позволяя матрасу парашюта опасть, потеряв поток воздуха. Трос бодро размазывался, поднимая вместе с воздушным змеем парашюта и Сектора, пока кончился.

- Три, два, один… Поехали! - прокричал Семён, силясь перекричать порывы ветра гуляющие на солидной высоте. Острый нож чиркнул по петле из синтетической ткани, освобождая парашютиста от поводка. Эйфория захватила голову Семёна. Полный фристайл. Семён находится в своей стихии; в стихи адреналина и опасности, где всё зависит только от тебя.

Натягивая стропы, Семён свернул к периметру Юпитера, проникая на его территорию незамеченным. Если сейчас кто-то из караульных и поднимет голову вверх, то вряд ли сможет разглядеть в черном небе парашют, который несколько часов вподряд углем костра и сажей раскрашивали маленькие детские рукчки.

Территория завода, перепрофилированая под мини-город и стоянку для НПС и игроков, была слабо освещена. Заводская столовая переделана под торговую лавку и место ночлега для решивших переждать в безопасности. В центре находилась круглая арена сваренная из арматуры в полусферической форме. Сейчас вокруг неё было не протолкнуться.

Всё, как и планировал Старший. Юпитер стал большим человеческим муравейником куда стягивались диггеры со всей территории, чтобы посмотреть на бои против мутантов, погрузится в наркотический угар от “ведьминых грибочков”, или спустить последние аскорбинки на шлюх.

Далеко не все вполне могли быть и игроками, дорвавшимися до запрещённых в реале тяжелых наркотиков. Народ был так занят саморазрушением и утехам, что никто и не заметил парашютиста, приземлившегося на ближайшие трехэтажное здание. Отлично, Семён смог, пробрался на территорию незамеченным, и в голове всплыл вопрос к самому себе: “ А дальше что?.”

Хаб, который при последнем посещении был не особо летным, а вечером в просторном зале которого было занята четыре столика, сейчас кишел людьми, словно центр маленького городка во время празднования дня города. Разномастная и в то же время пестрая толпа в которой встречались как одетые в армейскую “цифру”, так и простые диггеры.

Три ряда автомобилей, которые находились у импровизированные автостоянки, отгороженной стопками шин, тоже сильно разнились: от древних , ещё пахнущим коммунизмом нив, пробужденных под реалии постапокалипсиса, до самого настоящего БРДМ-2(БРДМ - бронированная разведывательно-дозорная машина).

О чём, угодливо, подсказал пристальный взгляд. А также поведал, что машина хоть и выглядит словно только сошла с конвейера, но вот щучий нос и передняя балка основательно повреждены. Его способность определения состояния развивалась, теперь он видел не только состояние людей и даже вещей, но как сейчас, подсознание подсказывало вещи которые Семён никогда не знал. В перспективе это умение гораздо полезнее бафов основных характеристик но крайне ситуативное.

Кбрд подошла ещё группа людей, начав заглядывать под кузов, пинать колёса, качать головами под пристальным взглядом сидящих на броне хозяев. Семён усмехнулся, значит вот почему у броневика “накрашены губки”! Броню отремонтировали, подавали покрасили и сейчас продавали как новую, без угрызений совести умолчав о косяках с передним мостом и “вытянутым” впереди кузовом.

Семён оглядел себя с ног до головы. Немного грязная, но очень добротная одежда. Ботинки кожаные с высоким берцем армейского образца. Впринципе, он не выделяется среди этой пестрой толпы . Он просто диггер. Чуть удачливее других, но не настолько, чтобы привлечь излишнее внимание крутой экипировкой. Если бы он заявился на территорию вместе с Профессором на Тритоне…

А это идея! Мне нужно будет прорываться а это идея! Семён посмотрел на внутреннюю часть запястья, где был пристегнут КПК и отбил профессору сообщение: “Спрячь Кирилла в салоне и езжай на завод. Запомни, ты Профессор, прибыл из Зеленогорска, приехал продать броню. Если будут настаивать, разворачивайся и уезжай.”.

Ответ пришёл через минуту: “Рисковая идея. Ты уверен?”. Пришлось ответить, что не сильно уверен, но это безопаснее, чем взрываться в хорошо защищенный хаб и уходить от погони. Старший может плюнуть на неприкосновенность гостей и экспроприировать БРДМ. Спаренная установка из 14,5-мм пулемёта КПВТ и 7,62-мм ПКТ не просто прошьет броню Тритона и просто распилит очередью.

Хотя, тоже самое может сделать и турель на Тритоне, превратив “Бардак”(армейское сленговое название БРДМ и техники на его базе.) в локальную преисподнюю для экипажа, баки плохо защищены, а бензин не любит бронебойно-зажигательных. И и это знание тоже было по фото, откуда-то из глубин подсознания, хотя Семен не знал не просто как выглядят эти самые пулеметы, а даже их буквенную расшифровку. Он просто знал.

Семен, ставший Сектором, взял в руки АКМК, превращенный путем отрывания микросхем и датчиков в АКМ-112. С высоты третьего этажа находящиеся у периметра были как на ладони. Когда ворота отъехали на полозьях, пропуская Тритон на территорию завода, Семён напрягся, собирая максимум концентрации и стараюсь игнорировать солоноватый вкус крови во рту. Сектор готов стрелять, дайте только повод.

Тритон остановился, и подошедшие к нему двое вооружённых караульных, одетых как последние бомжи, о чем-то заговорили с Профессором. Профессор, надо отдать ему должное, не стал выходить из броневика, лишь слегка опустил тонированное стекло.

Караульные закивали а, затем Профессор открыл дверь и отдал караульным АКМК. Они не разобрали всего один автомат, на это просто не хватило времени; слишком долго ковырять отверткой вытаскивая электронную начинку, затем полностью разбирать чистить и смазывать.

Тот из караульных, что был повыше взял автомат двумя руками так нежно, будто боялся что он рассыпется в прах. Даже если сейчас Профессор достанет нож и нападет, караульный не сможет сделать ни единого выстрела. Спусковой крючок на автомате начнется лишь в том случае, если сканер отпечатков пальцев признает пользователя как имеющего доступ к оружию. Во внутренней памяти можно сохранить до десяти тысяч пользователей, но обычно в память забито лишь пять-шесть профилей, входящих в боевое звено.

Пока первый караульный относил автомат в пристройку, другой с чего необходимо проводить дорогого гостя да автостоянки. Люди оборачивались. Даже хозяева БРДМ не сводили глаз с Тритона, этот красавец броневик стал звездой с момента появления.

Пора и Семёну смешаться с толпой и желательно сделать это без того пафоса, с которым появился Профессор. В отличие от Данилыча, Сектора могли узнать немногие: Старший, и наверное Гуцул, да пора шестёрок НПС, которые сейчас наверняка истерят старших за то, что в момент веселье их поставили в самой заднице Юпитера.

Спустившись по старый водосточной трубе которая неимоверно скрипела грозясь развалится, Семён отряхнул от ржавчины куртку и, спрятав автомат в куче мусора, двинулся в толпу. Не нужно сильно затягивать, ребята-сиделки не дадут головастикам вытащить его из виртуала. Зачем испытывать судьбу, до девяти по Москве осталось чуть более часа.

А вокруг купола арены было не протолкнуться, заполненная зараженными, каждого из которых нарядили в каски примотав к голове скотчем. Зомби не любили стесняющую их амуницию. Некоторые в драных бронежилетах, у парочки к рукам примотаны ржавые ножи, а у одного на шее висела табличка, написанная почерком ребенка: “У тибя есть менутка пагаворить о боге” написано с ошибками, от которых даже у Сектора кровоточили глаза. Все они были зараженными из первой стадии, когда паразиты внутри и еще тупые и слабы.

По периметру стояли четыре стола, по два с каждой стороны. За ними сидели букмекеры в обществе громил охранников. Рядом с каждым из столов клетка на тележке, в которой и находились гладиаторы.

Первого Семен нашел Батыра - здоровяк красовался, играя мускулами на радость толпы. Очевидно, что пленение не было для него таким уж обременительным и внимание ему нравилась. К нему они подойдут потом, позже, только сначала нужно найти Тунгуса. С этим молчаливым парнем они переписывались утром, и тот был в курсе затеянный Семёном авантюры.

Он оказался с другой стороны арены и увидев знакомца, кивнул, но тут же отвел глаза, дабы не выдать этот факт. Система сменила и для Тунгуса игровой никнейм, Семён едва не заржал в голос, он подходил молчаливому парню гораздо лучше старого. “Тамада” - красовалось над головой коренного сибиряка. Молчаливого, чаще находившегося в себе и предпочитающего молчать, его прозвище выглядело издёвкой над характером.

- Какие ставки? - поинтересовался Семён у мужичка преклонных годов, сидящего перед толстой тетрадкой с записями и кусавшему огрызок карандаша.

- Тамада: один к одному против двух зомариков. На Тушонку, - он кивнул в сторону клетки с монголом пять к одному на победу пятерых зомбариков. На Паштета и Мажора ставки у других, - закончил букмекеры явно заученную произнесенную не один десяток раз и за сегодняшний вечер фразу даже не подняв глаза на собеседника.

- Их посмотреть то можно прежде чем ставить? - для убедительности Сектор извлек из кармана куртки пачку блистеров с аскорбинками перетяную канцелярской резинкой.

- Можно. Десять Аскорбинок и хоть в жопу их выеби. Но только после боя.

Безразличный взгляд букмекера при виде пачки аскорбинок загорелся. Один блистер на десять капсул, это внушительная сумма по меркам игрового мира. Семён уже прицелился на импровизированном рынке и понял что за них можно купить средний КПК, два рожка патронов к калашу или оптику х4 на него же.

- После боя, мне не интересно.

- Хорошо, до боя. Десять аскорбинок и можешь поговорить с тамадой, - букмекер не отрывал взгляда от блестящих серебром упаковок.

- Один блистер, и я посмотрю вблизи на каждого, плюс к этому, с тебя место в первом ряду. Договорились?

Букмекер молчал, а Семён вынув одну из упаковок крутил в пальцах.

- Идёт, - сдался старик. - Дося, пройдись с ним, скажешь остальным, что потенциальный покупатель.

- А они продаются?

Такой вариант лежал настолько на поверхности, что Семён даже не пришла мысль об этом.

- Думаю, можно договориться, - старик увидел заинтересованность и решил не упускать момента. - После боя.

- И какова цена?

Семён задержал дыхание. У него в руках было целое состояние, но Сектор имел неосторожность показать все карты букмекеру.

- Об этом после боя. Ты сможешь поговорить со Старшим? Я позвоню ему.

И вот сейчас, когда Семён подумал что у них получится выбраться без боя, всё рухнуло, стоило только услышать кличку Босса Юпитера. Какого чёрта его дернуло, Семён не понимал. Но было уже поздно, букмекер достал из массивного письменного стола рацию и нажал несколько желтых кнопок.

- Бухгалтер, давай по сути, лады? - недовольным басом Старшего заговорила черная пластиковая коробка рации.

- Тут клиент нарисовался, хочет бойцов купить, - букмекер сразу озвучил цель звонка.

- О как! То ни одного, то сразу двое, - лысый заржал из трубки. - Ну что, после боев устроим аукцион.

Семён хотел было отказаться, но паранойя захватила его. Сейчас ему казалось, что стоит ему произнесите слова и старший узнает его голос. Здесь посреди толпы и имея из оружия только кривой свинорез, его просто затопчут, задавят массой, не дав даже дотянуться до рукоятке кинжала.

- Вот и всё! - буклетмейкер потёр руки. - После боев подходи сюда, я отведу тебя к Старшему.

Семён кивнул, не проронив ни слова и поспешил к клетке стоящей за спиной Бухгалтера в которой сидел Тамада.

Каким -то чудом Семёну удалось забросить в клетку бумажку, так чтобы этого не заметил амбал стоящий за спиной. Сибиряк еле заметно кивнул и тут же наступил на неё, скрывая под подошвой и выполняя приказы псевдо работорговца. Семён не знал, как именно проводить осмотр, поэтому говорил всё, что в голову взбредет: просил показать зубы, мускулы и прочее, словно выбирал скаковая лошадь, а не гладиатора.

На этом осмотр гладиаторов Семён решил закончить. Походить к батыру было опасно, он из-за своей простоты мог невольно сдать Семёна. что уж говорить про Егора, по одному только виду которого можно было легко понять: парень отчаялся.

В этот момент чья-то рука легла на плечо Семёна. Он обернулся и узнал человека оставившего его. Это был тот диггер из местных, изъясняющийся на неком коктейле из русского языка и суржика с ударениями на последний слог, который для уха был словно ржавый серп по причинному месту. Гуцул тоже узнал Викинга.

Глава 11.

- Сдашь меня? - Мышцы под кожей одномоментно налились кровью, готовясь к броску.

- Назови хотя б одну причину…

- У меня их сотня.

Произнес Семён и показал из кармана серебристый краешек упаковок с аскорбинками. Впервые давал взятку, но желание остаться инкогнито сейчас была выше неудобства и стеснения. Внутренняя чуйка сейчас подсказывала, что нужно действовать жестче, увереннее, настойчивее.

Гуцул подошел вплотную и протянул руку.

- Сотня тiлики за то, що я тебе не бачив.

Торговаться или тем более отбиться от Гуцула посреди Юпитера, внутреннее пространство которого было забито до отказа местными и гостями хаба? В голове заскрипели шестеренки - первый удар критический, затем достать нож и добить, а дальше что?

Да, он может успеть добежать до периметра, и даже уверен, что сможет перемахнуть через него благодаря бафам ловкости, но вот его план по освобождению провалится в ту же секунду, как он достанет кинжал. Не зря всех входящих в хаб разоружают при входе.

Мало ли какая галлюцинация ударит после ведьминых грибочков, или пьяный угар заставит направить на собеседника ствол или вытащить нож. Кровавой бани хватает и за территорией хаба, а здесь все должно быть как в детском саду на утреннике: все улыбаются и развлекаются. И только воспитатели, в роли которых выступают люди Старшего, хмуро смотрят, как залетные тратят деньги, закидываются наркотой и щупают местных путан.

Скрипя зубами, Семён вытащил пачку и сунул её в немытую руку Гуцула и, развернувшись, поспешил прочь.

Кстати, про путан, про них здесь вообще отдельный разговор. Жажда наживы Старшего оказалась выше человеческих норм и мужских понятий. Неписи из юпитерских сдавали неписям-гостям хаба на ночь неписей, которым волей не посчастливилось стать заложниками и рабами.

Женщины - от сорокалетних до еще совсем девочек, даже младше Лизы, чья грудь лишь слегка угадывалась под одеждой. Молодые парни, которых сочли слишком слабыми или красивыми, чтобы сдохнуть на арене. Все они были разными, в глазах одних читалась запутанность, в глазах других страх, в третьих стойко установилось безразличие.

И глаза последних, были самыми страшными. Их лица украшены следами от садистов-посетителей, а взгляд, кажется, даже просил, чтобы кто-то милосердный оборвал их страдания. Это не игра! Так не могут выглядеть глаза у НПС!

И самое главное, среди них он нашел Егора! Взгляд у парня был безумный, садистам Старшего хватило суток чтобы сломать парня и опустить, забрав самое главное - уважение к самому себе. Если бы перед ним сейчас положили пистолет с одной пулей, Сектор не сомневался, тот бы пустил её о себе в глотку, запустив фейерверк из мозгов и крови в воздух в честь прекращения своих мук.

Семен было двинулся к зданию на которое приземлился, Там, в куче хлама, лежал автомат и была прекрасная точка для того, чтобы выпустить в юпитерцев и гостей хаба прибывших на этот праздник порока, всё что у него было. И оборвать жизнь Егора короткой очередью из АКМК.

У него получилось самое сложное: проникнуть на территорию завода незамеченным, но он упустил свой шанс попавшись на глаза Гуцула . Более того, ему пришлось отдать еще и почти все блистеры с аскорбинками, теперь ему нечем выкупить свободу друзей.

Выход нашелся! Идея как освободить хотя бы одного лежала на поверхности, заставило его развернуться и пойти в обратном направлении, к небольшому помосту с проститутками-невольниками. Подошёл к распорядителю, в роли которого была та самая женщина, которая разносила еду в его первый визит на Юпитер.

- Женщину, девочку, мальчика? - Произнесла мамка заученные фразы с дежурной улыбкой и взглядом, летящем сквозь Семёна.

- Мальчика. – Сглотнув, произнес Сектор.

Волнение. Он практически забыл, что это такое еще с подростковых лет. Волнение наполняло его кровь адреналином, заставляя мозги и мышцы работать на максимуме. Но это было ещё не всё, руки и колени затряслись, словно у нашкодившего юнца и к горлу подкатил неприятный комок. Черт возьми, он впервые снимал проститутку, не говоря уже о том, что ею был парень.

- Аскорбинка - час, три за ночь. Еще одна за комнату. - Не заметив его волнения, всё таким же дежурным тоном произнесла женщина.

- Семён дрожащими руками вытащил блистер и оторвал четыре капсулы. – Мамка заметила его дрожащие руки и трактовала это по-своему.

- Да не переживай ты, у нас и мальчики и девочки покладистые. И не надо стесняться своих желаний. - Впервые вижу, что её голос утратил нотки безразличия и, кажется, в самом деле стал понимающим.

Семён кивнул.

- А можно ему мешок на голову одеть. - Сектор запоздало испугался, что Егор может его узнать.

- Можно, - кивнула женщина, - и не тушуйся ты так. Поверь, я всякого нагляделась и твои слабости всего лишь невинная детская прихоть. Третья комната, - она кивком указала на ряд пронумерованных вагончиков, к которым по асфальту тянулся заметный след, судя по которому, их притащили совсем недавно, - я его сейчас приведу, только мешок найду. Клиент всегда прав.

Дверь открылась, и в вагончик вошел Егор которого вела “мамка”.

- А вот и мы. Сразу предупрежу: мальчика не бить, товарный вид не портить и дрянью всякой не накачивать. Иначе завтра встанешь вместе с ним на панель. Вот и всё, я ушла.

С этими словами она закрыла за собой хлипкую дверь вагончика и оставила Семёна наедине со стоящим посреди комнаты Егором с мешком на голове, из-под ткани которого раздавались тихие всхлипы.

- Сейчас просто слушай. Откроешь рот и нам хана, понял? - Семён не успел ещё договорить, как Егор часто закивал. - Сейчас ты медленно снимаешь мешок и чтобы ты ни увидел, ты молчишь, ясно? - парень снова часто закивал.

Парень медленно начал снимать с головы тряпичный мешок с мелкими дорожками от слёз на грязной светлой ткани. Сняв его полностью, Егор увидел, кто перед ним сидит и, не сказав ни слова, рухнул на колени, закрыв лицо руками и зарыдав.

Взрослый мужик просто плакал как ребёнок, которого за провинность отходили по заднице. Пришлось встать и отвесить ему отрезвляющую пощечину, не хватало еще, чтобы на его стоны прибежала мамка в компании пары громил.

- Слушай сюда, я пришел, чтобы вытащить тебя, понял? Молчишь и делаешь всё, как я говорю. Открываешь рот, только когда я разрешу, и если дашь хоть намек, не сомневайся, я брошу тебя здесь или пристрелю. Будешь до конца жизни девочкой работать. Уяснил?

Парень снова часто закивал, чем напомнил китайского болванчика, которых обычно ставили на приборную панель в машинах. Егор освобожден, дотащить его до Тритона и один есть. Остались Батыр и Тунгус, которого игра за немногословность окрестила Тамадой. Тонкий сарказм больше присущий человеку смогла воспроизвести машина, которая, по сути, кусок кремния в пластиковой оболочке.

Яркий экран наладонника осветил лицо в полумраке вагончика. “Профессор, Егор у меня. Третий вагончик, слева от ворот.” - короткое сообщение Данилычу на которое пришёл почти мгновенно ответ: “Хорошо”.

Минут через десять в дверь постучали. Профессор зашел, щурясь от сумрака после ярко освещенной улицы. Увидев силуэт Егора, который сидел на избранном кресле, обнимая собственные колени и уставившись в стену, Данилыч снял очки.

Егор и в самом деле выглядел скверно. Не в физическом плане, кроме пары синяков парень был здоров, чего не скажешь про его психологическое состояние. Юпитерским хватило суток, чтобы из наглого парня сделать затравленную собачонку. Было даже противно думать, что ему довелось пережить, но подсознание, словно специально вырисовывало в голове страшные картины.

- Ты молодчина, ВивиСектор. Теперь мы можем выезжать из этого ада. - Профессор затараторил, стараясь поднять на ноги Егора, который мысленно был где-то далеко.

- Придержи коней, профессор.

- Что не так? – Профессор, то ли самом деле не понимал, что не устраивает Семёна, то ли старательно изображал идиота, которым явно не был.

- Мы только Егора вытащили, остались еще Батыр и Тунгус. Или ты забыл?

Сектор напрягся, по выражению лица профессора было видно, что все он прекрасно помнит, но его мало тревожит судьба двух игроков. Профессор одел очки и наклонился к Егору, но только лишь за тем, чтобы вытащить из-под куртки Вектор.

Уже во второй раз Профессор направил на Семёна оружие.

- Профессор, я тебе кадык вырву. - Ровным голосом произнес Сектор, готовясь выхватить кривой нож, висящий за спиной на поясе.

- Извини, Сектор. Мне правда неприятен этот поступок.

После этих слов дверь едва не соскочила с петель от удара. Семён обернулся и увидел Старшего, тот хлопал в ладоши и сверкал золотыми коронками в широкой улыбке. Профессор, чью задницу он спас, решил обменять Семена на Егора.

Больше ждать не стоило, и Семён выхватил клинок, чтобы иметь хоть какой-то аргумент против здоровяка и Профессора со стволом. Попутно, другая рука нырнула в карман и выхватив два иньектора из трех, Семён зубами сорвал колпачки и всадил маленькие иглы в шею.

Сознание на мгновение моргнуло, Сектор потерял равновесие, но, как и прошлый раз, через секунду оно вернулось, но не одно, а с невыносимым огнем по телу, словно он вколол в шею расплавленное олово.

Пластиковые тубусы лопнули от силы, с которой зажал их в кулаке Сектор. Синий и красный инъекторы. Космос из звёзд в голове, это от сыворотки Евсеева, значит раскаленный свинец, бегущий в венах, это эффект от шприца с регенерацией. Инъекторы дали не только своеобразные ощущения но и бафы, которые Семён почувствовал моментально.

- Егор, убей профессора или останешься здесь с этим лысым.

Семен сам не ожидал от себя таких слов и тем более не ожидал, что парень отреагирует на них. Голубая сыворотка говорила за него, словно бы захватила контроль над телом Сектора.

Транс, в котором всё это время находился Егор, закончился, стоило проговорить предложение и парень с остервенением дикого зверя бросился на спину профессора, еще до того как тот успел понять суть сказанных Семёном слов.

Неизвестно что юпитерские успели сотворить с бедным парнем, но тот бросился на своего начальника, учителя и лидера словно волк, защищающий свою стаю. Он бил Профессора, вцепившись зубами в шею.

Данилыч и сбивший его Егор полетели на пол и тут “заговорил” Вектор, выпуская смазанный веер пуль в дверной проем и стоящего в нем Старшего. В него попало несколько штук, но Старший с неожиданным для двухсоткилограммовой туши проворством выскочил из вагончика, будто не заметив нескольких попаданий девятимиллиметровых пуль.

Семен нырнул в сторону под стол и повернул правое запястье с КПК.

- “Страйк, огонь по толпе у вагончиков. Бей всех у кого оружие или кто не убегает” - Отдал приказ Сектор.

- “Мы веселые ребята, жаль патронов маловато” - Зачем-то ответил Кирилл.

Затем уши заложило от грохота пулеметов, которые рвали стоящие в ряд вагончики, будто картонные коробки. Локальный ад образовался в том месте, где находились жестяные прямоугольники, но все прекратилось через десяток секунд.

Досчитать до десяти, много это или мало можно ответить по-разному. С точки зрения опоздания на свидание - это крохи, пустяк который вряд ли заметит ожидающий. А вот с точки зрения того, кто находится под пулеметным огнем, эти десять секунд сравнимы с вечностью и в этот раз их хватило, чтобы перемолоть жестяные вагончики в груду мусора, половина из которой, еще даже не успела упасть на потрескавшийся асфальт завода.

Народ вокруг бежал в панике. Узкие проходы между зданиями превратились в пробки из людей. И поднятый мусор ещё только оседал, создавая хоть какую-то видимость. Сквозь звон в ушах Семён слышал тяжелое дыхание и звуки паники.

Егору не повезло. Его тело без головы лежало поверх свернувшегося в позу эмбриона Профессора. Кровь хлестала из того места где раньше была голова, заливая Данилыча. Глупая смерть, и Семён отчасти чувствовал на себе вину за произошедшее. Но лишь отчасти, если бы не эта очкастая крыса, у них бы всё вышло, всё получилось. Ну или почти всё. По крайней мере Егор, мог остаться живым.

Его удалось оттащить от изморданого профессора, только едва ли не в ухо крикнуть ему прекратить. Сектор встал во весь рост. Место, где раньше находилась дверь в вагончик было усеяно телами мертвых и еще живых юпитеровцев и среди этой кучи Сектор увидел лысину Старшего.

Вот и второй НПС ставший для Сектора личным врагом. Семен вытащил из-за спины кинжал и пошел к горе из тел. Лысый мог быть мертв, его правая нога была разворочена в труху попаданием одной из пуль в колено, оставив мишуру из лохмотьев мяса и костей. А мог и выжить, находясь сейчас в отключке. В любом случае, это не на долго. Сектор не торопился. А зачем? Старший всё равно никуда не уйдёт.

Когда до лысого осталось не больше пяти шагов, над ухом прожужжала пуля и асфальт за спиной Семёна взорвался. Крупная маслина из снайперской винтовки выбила из потасканного временем асфальта шрапнель осколков, заставив Сектора отпрянуть в укрытие.



infonko.ru/ekologicheskie-gruppi-rastenij.html infonko.ru/ekologicheskie-gruppi-vodnih-organizmov.html infonko.ru/ekologicheskie-informacionnie-sistemi.html infonko.ru/ekologicheskie-osnovi-profilaktiki-parazitarnih-boleznej.html infonko.ru/ekologicheskie-posledstviya-ispolzovaniya-hladonov.html infonko.ru/ekologicheskie-posledstviya-vliyaniya-kma-na-cheloveka.html infonko.ru/ekologicheskie-posledstviya-vliyaniya-kma-na-rastitelnij-i-zhivotnij-mir.html infonko.ru/ekologicheskie-posledstviya-zagryazneniya-gidrosferi.html infonko.ru/ekologicheskie-prava-i-obyazannosti-grazhdan-i-obshestvennih-obedinenij.html infonko.ru/ekologicheskie-principi-ohrani-prirodi-i-racionalnogo-prirodopolzovaniya.html infonko.ru/ekologicheskie-problemi-energetiki.html infonko.ru/ekologicheskie-problemi-kitaya.html infonko.ru/ekologicheskie-problemi-razvitiya-promishlennogo-proizvodstva-vnedrenie-sovremennih-ekologicheski-bezopasnih-tehnologij-v-narodnoe-hozyajstvo.html infonko.ru/ekologicheskie-problemi-razvivayushihsya-stran.html infonko.ru/ekologicheskie-problemi-sovremennogo-mira.html infonko.ru/ekologicheskie-problemi-teorii-kulturi.html infonko.ru/ekologicheskie-problemi-tusheniya-penami.html infonko.ru/ekologicheskie-proekti-i-trebovaniya-k-nim.html infonko.ru/ekologicheskie-trebovanie-pri-espluatacii-predpriyatij-avtomobilnogo-transporta.html infonko.ru/ekologicheskie-trebovaniya-k-proektam-zheleznih-dorog.html