INFONKO.RU

Структуры и состав правонарушительной деятельности

В отечественной юридической науке понятие «структура» чаще всего применяется совместно с понятиями «состояние» и «динамика» для характеристики всей массы ПН. Например, В.Н. Кудрявцев, Н.С. Малеин и другие авторы отмечают, что состояние (уровень) ПН – это их количественная характеристика в абсолютных или относительных цифрах. Структура – качественная (и одновременно количественная) характеристика ПН, определяемая соотношением их видов. Динамика – изменение (увеличение, уменьшение и т.п.) состояний структуры ПН (см., например, [2. С. 22 и след.; 21. С. 48 и след.]).

Когда же речь идет об отдельном ПН, обычно используется понятие «состав». Если же некоторые авторы и употребляют понятие «структура» в отношении отдельного ПН, то оно (понятие), как правило, отождествляется с понятием «состав» ПН (см., например, [16. С. 315 и след.; 24. С. 529 и след.]).

Под составом ПН обычно понимают совокупность субъектов, объектов, объективной и субъективной стороны ПН. Ю.А. Денисов предлагает несколько иную схему состава ПН: «субъект правонарушения, само деяние, объективная и субъективная стороны и объект правонарушения» [1. С. 82].

Довольно распространенной является точка зрения, согласно которой состав ПН представляет совокупность (систему) существенных признаков ПН. Так, В.Л. Кулапов пишет «состав правонарушения – научная абстракция, отражающая систему наиболее общих, типичных и существенных признаков отдельных разновидностей правонарушения» [24. С. 529]. Н.В. Макарейко считает, что «состав административного правонарушения – совокупность объективных и субъективных признаков, указывающих на деяние как на административное правонарушение» [26. С. 98].

По нашему мнению, в первую очередь следует отметить тот момент, что не только определенная совокупность, но и каждое отдельное ПН обладает своей структурой, которую ни в коей мере нельзя отождествлять с ее составом.

ПНД так же, как и другие юридические явления (нормы права, правоотношения, и т.п.), – образование полиструктурное, включающее, в частности, генетическую и функциональную, логическую (логико-философскую) и психологическую, временную и пространственную, стохастическую и другие структуры.

Высказанные нами положения будут методологически исходными при дальнейшем исследовании структуры ПН.

Итак, структураправонарушительной деятельности – это такое расположение элементов и связей ПНД, которое обеспечивает ей сохранение объективно необходимых свойств (целостность), служащих фактическим основанием применения мер социально-правовой защиты и юридической ответственности.

Генетическая структура раскрывает связи отдельных элементов и ПНД в целом с экономической и политической, социальной и духовной, экологической и организационной, национальной и иными предпосылками общественной жизнедеятельности. Именно эта структура позволяет как на уровне отдельной ПНД, так и в общем массиве ПН на глубоко научной основе раскрыть причины и условия совершения ПНД, механизм ее детерминации.



Функциональная структура показывает связи между отдельными элементами ПНД, эффективность функционирования каждого из элементов (делинквента, используемых им средств и т.д.) и ПНД в целом. Здесь мы сталкиваемся с обратной стороной, когда уже сама ПНД выступает определенной детерминантой по отношению, например, к экономике и политике, другим негативным явлениям, составляющим юридическую антикультуру общества. Данная структура позволяет выявить тот вред (ущерб и т.п.), который приносит каждая ПНД, раскрыть роль и значение каждого ее элемента в нанесении вреда, а также показать вредность всего массива ПН либо отдельных их типов (преступлений, проступков и т.п.), видов (например, преступлений в сфере экономики), подвидов (например, преступлений против собственности).

Логическая (логико-философская) структура дает возможность отразить взаимосвязи элементов и системы, частей и целого, содержания и формы ПНД. Как и в любой юридической деятельности, здесь в первую очередь нужно выделять внутренний и внешний ее компоненты (элементы, стороны и т.п.).

При исследовании внутренней (субъективной) стороны ПНД речь по существу идет о ее психологической структуре, которая, как мы уже отмечали, не совсем верно сводится в отечественной юридической науке к отдельным формам или видам вины правонарушителя.

Внешняя сторона ПНД – это объективированное ее выражение, внешнее проявление, материализация соответствующих противоправных знаний, представлений, мыслей, интересов, целей, установок и т.п. в практических действиях субъекта.

Внешняя сторона ПНД институционально складывается из его субъектов, объектов, внешне выраженных действий и операций, средств (техники) и способов (тактики) совершения указанных действий и операций, результатов (последствий) соответствующих действий (операций), причинно-следственных связей между действиями (операциями) правонарушителя и наступившими последствиями (результатами), времени, места и обстановки совершения ПНД. Кратко рассмотрим основные элементы внешней (объективированной) стороны ПНД.

Субъекты ПНД – это конкретные люди (индивиды), их коллективы и организации, которые совершают противоправные действия и операции. В этом качестве (абстрагируясь от психологического механизма их поведения) они предстают как элементы внешней стороны ПНД.

При анализе любой ПНД нужно учитывать все «субъективные» и «объективные» признаки, которые характеризуют правонарушителей – индивидов и организации. На некоторые из этих признаков мы уже указывали при рассмотрении природы субъектов правоотношений (см., например, [22. С. 35 и след.; 41. гл. 17.]).

Субъектов ПНД можно классифицировать на отдельные типы, виды и подвиды. Так, в зависимости от места и роли делинквентов в конкретной ПНД они разграничиваются на организаторов, подстрекателей, пособников, исполнителей и т.д.

По степени общности и социальной организованности правонарушителей выделяются индивидуальные и коллективные субъекты ПНД.

Индивидуальные субъекты ПНД в зависимости от их политико-юридической связи с конкретным государством подразделяются на граждан (подданных), иностранцев, апатридов (лиц без гражданства), бипатридов (лиц с двойным и более гражданством).

Индивидов как субъектов ПН в свою очередь можно классифицировать по полу (мужской и женский), возрасту (совершеннолетние, несовершеннолетние, малолетние и т.п.), социально-правовой роли (физические и должностные лица, студенты и пенсионеры, домохозяйки и т.п.), психофизиологическому состоянию (вменяемые, невменяемые и т.п.) и др. Указанная классификация имеет важное практически-прикладное значение при квалификации ПНД, для установления оснований возникновения и реализации конкретных мер социально-правовой защиты и юридической ответственности.

В качестве коллективных субъектов ПНД выступают социальные общности (например, трудовые коллективы, семьи и т.п.), движения (общественно-политические, экологические и т.п.) и организации (государственные и негосударственные, представительные и исполнительные, муниципальные, религиозные, хозяйствующие и т.п.).

По «отраслевой» принадлежности можно выделять субъектов преступлений административных, конституционных, гражданско-правовых, семейных и т.п. ПН.

Возможна классификация субъектов ПНД и по другим основаниям. Следует при этом иметь в виду, что определенные типы субъектов ПНД (например, юридические лица) должны разграничиваться на отдельные виды (например, коммерческие организации) и подвиды (полные товарищества, общества с ограниченной ответственностью и т.п.) и т.д.

Актуальное теоретическое и практическое значение имеет вопрос о коллективных субъектах ПНД. В отечественном уголовном законодательстве и литературе субъектом преступления, например, признается только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного УК РФ (ст. 19). Правда, разработчики проекта УК 1994 г. в качестве субъектов преступлений называли и юридических лиц, однако эта идея не нашла отражения и закрепления в ныне действующем УК РФ (1996 г.).

Почему же организации (юридические лица и т.д.) не могут быть по российскому уголовному праву субъектами преступлений? Проф. Э.С. Тенчов, например, приводит по данному поводу следующие доводы (см. [12, C. 87]). Первый – «за деятельностью юридических лиц фактически скрывается поведение отдельных индивидов». Контраргумент: на этом основании нужно исключить ответственность юридических лиц в гражданском, трудовом и других отраслях права.

Второй – «явно затруднительно, если не невозможно доказывание коллективной вины физических лиц». Это не аргумент. Здесь проблемы скорее технического характера. Известно, что для многих наших правоохранительных органов в настоящее время затруднительно даже доказывание вины самой банальной ПНД.

Третий – «рекомендуемые в отношении юридических лиц «санкции» (штраф, ограничение деятельности или ликвидация юридического лица, конфискация имущества в случае неуплаты штрафа или ликвидации юридического лица) носят не уголовно-правовой, а скорее административный и частично гражданско-правовой характер». Почему же?! Штраф и конфискация имущества рассматриваются и в качестве уголовных видов наказаний.

«Наконец, – пишет Э.С. Тенчов, – российскому уголовному праву традиционно неизвестно об уголовной ответственности юридических лиц». То есть «заграница нам не указ». А напрасно. За рубежом есть чему поучиться. Напомню, что еще в 1929 г. Международный конгресс по уголовному праву высказался в пользу введения уголовной ответственности юридических лиц. В 1973 г. Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы рекомендовал парламентам соответствующих стран признать юридических лиц субъектами уголовной ответственности за экологические преступления. Во Франции уголовная ответственность юридических лиц предусматривалась УК 1810 г. и 1992 г., другими уголовно-правовыми актами. Например, УК Франции 1992 г. устанавливает ответственность юридических лиц за преступления против человечества, умышленные и неумышленные посягательства на жизнь, посягательства на неприкосновенность человека, незаконное распространение наркотиков, дискриминацию, проведение экспериментов на людях, компьютерные преступления, терроризм, фальшивомонетничество и другие преступления (подробнее см., например, [27. С. 50 и след.]).

Перед законодателями, учеными и практикующими юристами в англосаксонской системе права (Англии, Австралии, Канады и т.д.) вообще никогда не стояло особых проблем по вопросу о признании юридических лиц правонарушителями и привлечении их к уголовной ответственности. Так, в соответствии с федеральным законодательством США и ряда штатов (например, Джорджия, Индиана и др.) организации, причинившие вред окружающей природной среде, при определенных условиях могут быть признаны субъектами преступления и привлечены к уголовной ответственности.

Как верно отмечает Н.Е. Крылова, в области уголовного права зарубежных стран наметились явные тенденции к признанию юридических лиц в качестве субъектов преступлений и привлечения их к уголовной ответственности. К сожалению, в общей теории правонарушений и российской уголовно-правовой науке этот аспект проблемы практически остается неразработанным.

Объект ПН в самом общем виде – это то, на что направлены противоправные деяния субъектов. В отечественной юридической литературе традиционно объекты ПН наиболее основательно рассматривались представителями уголовного и гражданского права. Например, под объектом преступлений одни авторы (В.П. Божьев, Е.А. Фролов, П.С. Элькинд и др.) понимают наказание или уголовную ответственность, другие (В.С. Прохоров, Б.Т. Разгельдиев и др.) – общественные отношения, охраняемые уголовным законом, которые нарушаются преступлением; третьи (И.А. Огурцов и др.) – сам факт совершения преступления; и т.д. (подробный анализ разнообразных точек зрения см., например, в [32. С. 210 и след.]).

Подавляющее большинство авторов в теории уголовного права выделяют общий, родовой и непосредственный объекты. «Данная классификация, – по мнению В.К. Бабаева, – применима к объектам всех правонарушений и вполне может быть воспринята общей теорией права» [7. С. 491].

Под общим объектом ПНД (преступлений и т.п.) понимается совокупность общественных отношений, юридическая (уголовная и т.п.) ответственность за посягательства на которые предусмотрена действующим законодательством. Родовой (или специальный) объект ПНД (преступления и т.п.) обозначает группу однородных по своей природе общественных отношений, охраняемых в силу этого единым комплексом правовых (уголовных, административных и т.п.) норм. Непосредственный объект ПНД (преступления и т.п.) – это конкретные общественные отношения, на которые посягает делинквент, совершая конкретные преступления, проступки и т.д.

Кроме того, в отечественной литературе предлагается выделять основной, дополнительный и факультативный объекты преступлений, административных и иных ПН (см., например, [12. С. 126 и след.; 26. С. 98 – 99]). Основной объект ПН – это то общественное отношение, которое законодателем специально ставилось под охрану определенной нормы права. Он всегда, во всех без исключения случаях нарушается или ставится под угрозу нарушения.

Под дополнительным объектом ПН в отечественной юридической литературе понимаются те общественные отношения, которым причиняется ущерб ПН, но они не являются основным объектом правоохраны. Так, при необоснованном отказе от заключения коллективного договора, посягая на права граждан (основной объект), виновный причиняет или может причинить вред их собственности (дополнительный объект). Дополнительный объект в соответствующей социально-правовой ситуации может рассматриваться и в качестве основного объекта ПН.

К факультативным объектам относят обычно такие общественные отношения, которым может быть причинен ущерб ПН, а может быть и не причинен.

На наш взгляд, следует четко различать такие понятия, как «объект ПН» и «объект правовой охраны». Объект правовой охраны не входит в структуру ПНД, не является элементом ее состава. Им может быть любое общественное отношение, социальное и природное благо. Объектом ПНД, ее структурным элементом оно (это благо) является тогда, когда на него посягает правонарушитель, включая это благо в «орбиту» своей противоправной деятельности.

В составе общественных отношений, на которые посягает правонарушитель, в отечественной юридической литературе предлагается выделять три элемента: а) участников общественных отношений; б) те предметы (объекты), по поводу которых возникают и существуют общественные отношения; в) взаимосвязи между участниками и объектами общественных отношений (см., например, [7. С. 491; 12. С. 118 и след.]). Отсюда делается вывод, что ПН может быть направлено либо на участников, либо на объект, либо на соответствующие связи общественных отношений.

Такой подход к понятию и классификации объектов ПНД может быть значимым, если иметь в виду законодательное регулирование (закрепление, охрану и т.д.) общественных отношений, а также делинквентность (преступность и т.п.) в целом, определенный массив ПН (например, административные деликты). Однако в конкретной социально-правовой ситуации правонарушитель вряд ли осмысливает и осознает, что он нарушает какую-то систему общественных отношений или их конкретную разновидность. Его интересы и противоправные деяния направлены на конкретные блага.

Кроме того, следует иметь в виду, что любое общественное отношение (в том числе правоотношение) состоит не из трех элементов (участники, объекты, их взаимосвязи), а имеет более сложную и разнообразную (богатую) структуру, включающую, кроме указанных элементов, конкретные юридические действия и операции участников, средства и способы их осуществления, юридические процедуры, результаты деятельности и т.д. (см., например, [22; 41. гл. 17]).

Таким образом, для практики реализации права «работающим» будет следующее определение объектов ПНД. Это те явления реальной действительности (блага), на которые направлены интересы и противоправные деяния (операции) правонарушителя.

Для любой юридической практики важна классификация объектов в зависимости от: а) их природы, б) «отраслевой принадлежности», в) места и роли в соответствующей сфере общественной жизни и т.д.

В зависимости от их природы все объекты ПНД, как и объекты правоотношений, условно можно подразделить на следующие типы: 1) общественные отношения и юридические связи, 2) общественный (государственный) строй, 3) территория и население, 4) семья и другие социальные общности, 5) политический режим и правопорядок, 6) деятельность (работа, услуги, ее результаты), 7) материальные и нематериальные блага, 8) права и свободы, законные интересы и обязанности людей, их организаций и коллективов, 9) правовые акты и другие официальные документы, 10) субъективные права и субъективные юридические обязанности, 11) информация, 12) окружающая природная среда, 13) нравственность и т.д.

По «отраслевой принадлежности» можно выделять объекты конституционных, гражданских, семейных, трудовых и т.п. ПН. В зависимости от вида противоправности следует разграничивать объекты, характерные для публичных и частных, материальных и процессуальных ПН.

Определенную специфику имеют объекты ПНД, характерные для правотворческой и правосистематизирующей, интерпретационной и правореализующей практики.

Объекты ПНД можно классифицировать и по другим основаниям. Причем следует иметь в виду, что каждый из указанных типов содержит определенные виды и подвиды объектов ПНД.

Важное место в содержании ПНД занимают конкретные действия (бездействие) и операции субъекта. Действие представляет собой внешне выраженные, индивидуально-конкретные и влекущие определенные последствия (социальные и юридические) акты делинквентов. Совокупность взаимосвязанных между собой действий, объединенных локальной целью, составляет операцию (например, такая операция, как подготовка к убийству, может включать самые разнообразные действия: осмотр будущего места преступления, приобретение оружия, сбор информации о намеченной жертве и т.д.). Бездействие представляет собой специфический акт, суть которого заключается в отсутствии соответствующих действий и операций, предусмотренных законом или иным правовым актом. Действия (операции) субъектов ПН могут быть письменными и устными, реально-преобразующими и коммуникативными, профессиональными и непрофессиональными и др. Главные их особенности – это противоправность и деструктивный характер.

В логической структуре ПНД в качестве относительно самостоятельных элементов мы выделяем средства и способы ее совершения. Средства («орудия» и т.п.) – это любые предметы (явления и т.п.), с помощью которых делинквент осуществляет противоправное действие (операцию), достигает соответствующих целей и результатов. Эти средства могут подразделяться на общесоциальные, специально-юридические и технические. В своей совокупности они образуют «криминальную» технику.

Одни и те же средства конкретным правонарушителем (исполнителем, организатором, пособником, подстрекателем и т.п.) могут использоваться по-разному в зависимости от различных объективных и субъективных обстоятельств в конкретной социально-правовой ситуации. Например, склонить к совершению ПНД определенное лицо можно путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом. При подкупе (способ) можно использовать ценные предметы, валюту и другие средства. Способ – это конкретный путь достижения правонарушителем намеченной цели (результата) с помощью конкретных средств и при наличии соответствующих условий и предпосылок ПНД. Совокупность способов совершения ПНД образует «криминальную» тактику.

Средства и способы совершения противоправных деяний чрезвычайно важны при обнаружении правонарушителя, квалификации ПНД, установлении смягчающих и отягчающих вину обстоятельств, применении мер юридической ответственности и т.д.

Результат ПНД можно рассматривать в узком и широком смыслах слова. В узком – результат представляет собой достижение поставленной правонарушителем цели (например, нанесение тяжких телесных повреждений гражданину А., неуплата штрафа за безбилетный проезд в автобусе). В широком смысле слова под результатом понимаются все последствия ПНД, т.е. соответствующие изменения в объективной и субъективной реальности, которые наступают в ходе совершения противоправных действий и операций.

Результат может иметь социальное (например, нарушение общественного порядка, нормального развития общественных отношений) и юридическое (например, нарушение конституционных прав граждан, порядка осуществления правосудия), материальное (например, самовольное пользование недрами, истязание) и нематериальное (например, клевета, оскорбление), количественное (например, приобретение или хранение наркотических средств в небольших размерах) и качественное (например, хищение предметов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность) выражение.

Кроме того, результат может быть основным (например, убийство гражданина А) и дополнительным (повреждение его имущества). Дополнительный результат – это определенный «избыток» противоправного поведения, те последствия, которые не были заранее предусмотрены правонарушителем.

Наличие причинно-следственных связей между противоправными действиями (операциями) субъекта и наступившим результатом (последствиями и т.п.) данных действий – необходимый элемент юридического содержания ПНД и условие юридической ответственности. Этот аспект проблемы наиболее основательно разработан в отечественной и зарубежной науке уголовного права. Существуют разнообразные теории (необходимого условия, исключительной, адекватной, ближайшей и т.д.) причины (причинности) преступлений (см., например, [12. С. 152 и след.; 34]).

В самом общем виде под причиной (от лат. causa) в нашей работе следует понимать такую генетическую связь между противоправными действиями (бездействием) и их результатом, когда они (деяния) с необходимостью порождают (могут порождать) конкретные социальные, юридические, материальные и иные вредные последствия. В каждой социально-правовой ситуации важно установить юридически значимые и юридически безразличные, необходимые и случайные, существенные и несущественные, простые и сложные, общие и специфические, типичные и нетипичные, абстрактные и реальные причинные связи между действиями конкретного правонарушителя и наступившими результатами.

От причинной связи следует отличать условную (кондициональную) форму детерминации ПНД. Условиямив отличие от причин обычно считаются такие явления, которые «сами не могут породить данное явление, следствие, но, сопутствуя причинам в пространстве и времени и влияя на них, обеспечивают определенное их развитие, необходимое для возникновения следствия» [36. С. 95]. Условие, отмечает В.П. Фофанов, «детерминирует эту деятельность вероятностным образом, иначе говоря, условия создают субъекту определенный спектр, набор возможностей» [37. С. 165].

Диалектика соотношения причин и условий такова, что в конкретной социально-правовой ситуации они тесно взаимосвязаны, дополняют друг друга, меняются местами, «переливаются» одно в другое. Поэтому так трудно порой установить причинные связи и условные зависимости между противоправными действиями субъекта и их вредными последствиями.

Время, место, обстановка могут рассматриваться в качестве основных элементов (признаков) состава ПНД (например, совершение ПНД в военное время или в боевой обстановке) либо в виде «внешних» условий, в которых оно совершается. Нередко в отечественной юридической литературе эти элементы (признаки) относят к факультативным в составе ПН (см., например, [12. С. 167; 26. С. 99]).

Сложным и малоисследованным является вопрос о формах ПНД. Традиционно в отечественной науке считается, что ПН существует в двух формах – в форме действий и в форме бездействия. Причем в юридическое понятие «действия» входят лишь те акты (телодвижения, слова и выражения, их сочетания), которые носят противоправный характер, участвуют в формировании общественной опасности, вреда и т.д. Бездействие представляет собой пассивную форму поведения, когда субъект ПН не осуществляет телодвижений, не использует слова и соответствующие выражения, не выполняет свои юридические обязанности, которые вытекают из правовых актов (нормативно-правовых, интерпретационных, правоприменительных и иных индивидуальных актов), служебных задач и функций и т.д. (см., например, [12. С. 141 и след.]). В данном случае речь идет о внешней форме ПНД.

ПНД имеет определенную внутреннюю (процессуальную) форму, раскрывающую способы организации, внутренние связи элементов ее содержания. В данном контексте можно рассматривать, например, основные стадии совершения ПНД, а именно: начало, приготовление, покушение, исполнение, окончание ПНД либо добровольный отказ на определенных этапах от совершения ПНД. Причем приготовление и покушение в различных отраслях российского и зарубежного права рассматривается не только в виде отдельных стадий, но и в качестве самостоятельных ПН (см., например, [5. С. 88 и след., 38]).

Исследование процесса возникновения, изменения, прекращения, исполнения и т.п. ПНД осуществляется в рамках временной его структуры.

В правоведении мало внимания обращается на так называемую стохастическую структуру юридических явлений, выделение которой имеет важное учебно-методическое, теоретическое и практическое значение. Стохастическая структура ПНД, в частности, позволяет применительно к каждой социально-правовой ситуации и конкретной ее разновидности выяснить необходимые и случайные (нестационарные, переменные и т.п.) ее свойства, элементы состава и связи между ними. Поэтому реальная ПНД может состоять из одного, двух и более субъектов и объектов, разнообразного набора противоправных деяний, средств и способов их использования, влечь разные по объему и природе материальные и нематериальные, юридические и иные вредные последствия, обладать различной степенью общественной опасности и т.д.

Пространственная структура отражает соответствующие типы, виды и подвиды ПНД, существующие в конкретных разновидностях юридической практики, национальных, межнациональных и международной правовых системах. К классификации ПНД мы и переходим в следующей части работы.



infonko.ru/predeli-obshego-pravovogo-regulirovaniya.html infonko.ru/predeli-osushestvleniya-grazhdanskih-prav.html infonko.ru/predeli-psihologicheskogo-vozdejstviya-na-doprashivaemogo-s-celyu-polucheniya-pravdivih-pokazanij.html infonko.ru/predeli-rassmotreniya-dela-sudom-kassacionnoj-instancii.html infonko.ru/predeli-sudebnogo-razbiratelstva.html infonko.ru/predeli-tekuchesti-pri-odnoosnom-rastyazhenii-i-szhatii-v-napravleniyah-perpendikulyarnih-napravleniyu-predvaritelnogo-rastyazheniya-ili-szhatiya.html infonko.ru/predelnaya-poleznost-i-cena-blag.html infonko.ru/predelnaya-poleznost-ponyatie-vidi-teorii-zakon-predelnoj-poleznosti.html infonko.ru/predelnaya-proizvoditelnost-padaet-ekonomiya-ot-massht.html infonko.ru/predelnaya-stoimost-polnoj-informacii.html infonko.ru/predelnie-aldegidi-i-ketoni.html infonko.ru/predelnie-harakteristiki-kulturi.html infonko.ru/predelnie-i-dopustimie-napryazheniya.html infonko.ru/predelnie-ili-nasishennie-uglevodorodi-alkani-parafini.html infonko.ru/predelnie-marzhinalnie-zatrati-predstavlyayut-soboj-dopolnitelnie-zatrati-v-raschete-na-edinicu-produkcii.html infonko.ru/predelnie-metamorfozi-kulturi-itog-xx-veka.html infonko.ru/predelnie-sostoyaniya-stroitelnih-konstrukcij-po-nesushej-sposobnosti-ih-klassifikaciya-equ-strgeoi-fat.html infonko.ru/predelnie-stavki-nalogooblozheniya.html infonko.ru/predelnie-teoremi-teorii-veroyatnostej.html infonko.ru/predelnie-uglevodorodi-alkani-i-cikloalkani.html