INFONKO.RU

СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ГЕОПОАИТИКА

Л. Н. Гумилев (1912-1992)

Лев Николаевич Гумилев родился в Царском Селе под Петербургом в семье известного поэта Николая Гумилева и Анны Ахматовой, толь­ко начинавшей свой творческий путь.

Расстрел отца в 1921 г., а также дворянское происхождение за­труднили получение образования: перед тем как поступить со второй попытки в университет, Гумилев работал в геолого-разведыватель­ной, а затем в археологической экспедиции на Памире. Там он изучал таджикский и киргизский языки, интересовался историей и религия­ми местного населения. В 1934 г. Л. Гумилев становится наконец сту­дентом восточного факультета Ленинградского университета, но через год его исключили «за недонесение о характере разговоров в кругу семьи» и арестовали. Спустя два года Гумилева восстанавливают в университете, а в 1938-м — вновь арест и осуждение на пять лет. Гу­милев попадает в Норильск, на новые никелевые рудники. С истече­нием срока (1943) просится на фронт. В 1944 г. просьбу удовлетвори­ли — он зачислен в штрафной батальон. В 1945 г. Гумилева восста­навливают в университете. На следующий год он сдает экзамены за полный курс и поступает в аспирантуру Института востоковедения Академии наук. Он подготовил диссертацию о политической исто­рии тюркского каганата 546-659 гг., но был отчислен из аспирантуры под надуманным предлогом. Гумилев устраивается на работу библио­текарем психотерапевтической больницы и, живя на мизерную зар­плату, готовится к защите диссертации. Наконец защиту разрешают, и в 36 лет он становится кандидатом исторических наук. За год рабо­ты в качестве ученого-историка он принял участие в раскопках зна­менитого алтайского кургана Пазырык скифско-сибирской культу­ры и написал насколько статей о предметах материальной культуры тюрок, хранящихся в Музее этнографии, сотрудником которого он работал.

Но в 1948 г. последовал новый арест и срок — 10 лет лагерей, на этот раз в Карагандалаг на разработку новых залежей угля. Только в 1956 г. в период хрущевской «оттепели» Гумилев был освобожден и реабилитирован, отбыв на каторге в общей сложности 13 лет.

Его принял на работу в библиотеку директор Эрмитажа М. Арта­монов, исследователь Пазырыка, и в 1967 г. Гумилев защищает доктор­скую диссертацию, опубликованную затем в виде монографии «Древ­ние тюрки». После создания НИИ географии при ЛГУ Л. Н. Гуми­лев, доктор исторических наук, переходит туда младшим научным сотрудником. В 1974 г. он написал вторую докторскую диссертацию, на этот раз по географии: «Этногенез и биосфера Земли». Защита прошла успешно: 20 голосов,— «за», 2 — «против». Но Высшая атте­стационная комиссия признала, что работа по своему уровню «выше, чем докторская, а потому и не может быть признана таковой». В этом институте Гумилев проработал до выхода на пенсию в должности ве­дущего научного сотрудника в 1986 г.



Главной научной заслугой и делом всей его жизни стало создание новой науки — этнологии. Существовавшая до него этнография из­учала народы и народности главным образом описательными, нарра­тивными методами. Она решала и проблемы происхождения, истори­ческих путей развития народов, взаимодействия их культур. Л. Н. Гу­милев по-новому сформулировал задачи новой науки. Этнология, по его мнению, — это наука о взаимосвязи географического, историче­ского и человеческого факторов в биосфере. Представление о био­сфере он заимствовал у В. И. Вернадского, который еще в 1926 г. в Праге опубликовал сборник «Биосфера», состоящий из двух очер­ков: «Биосфера в космосе» и «Область жизни». Материал первого очерка о воздействии на «лик Земли», на поверхность нашей плане­ты не только солнечного света, но и бесконечного числа самых раз­личных видов космического излучения и лег в основу концепции Гу­милева о внешних, космических причинах «пассионарных толчков». Развитие любого этноса, по Гумилеву, происходит в определенном пространстве, с определенным ландшафтом, климатом, растительно­стью и почвой. Рассуждая далее в направлении географического де­терминизма, ученый пришел к евразийской идее месторазвития. Но главным его достижением, ядром его теории стала концепция пассионарности. Пассионарность — это признак, возникающий у того или иного этноса вследствие пассионарного толчка и «образующий внутри популяции некоторое количество людей, обладающих повышенной тягой к действию»1.

Пассионарии не только хотят изменить окружающую действительность, но и способны это сделать. Они по­коряют соседние племена, совершают далекие походы, создают ве­ликие империи, не задумываясь, растрачивают ту самую энергию, которую В. И. Вернадский назвал биохимической энергией живого вещества биосферы. После этого наблюдается резкое снижение чис­ла пассионариев и общей активности этноса, который переходит на более низшую с точки зрения энергетики фазу своего генезиса. Та­ким образом, — и в этом суть теории Гумилева, — каждый этнос после пассионарного толчка проходит в своем развитии определенные пе­риоды — фазы:

- подъема –акматическая (когда выделяется наибольшее количе­ство этнической энергии, выражающейся в стремлениях к успеху, победе, экспансии своих идеалов, неподчинении общим установ­кам). Обычно она заканчивается гражданскими войнами;

- надлома — резкое снижение пассионарности, которое выражается в рассеивании энергии, кристаллизующейся в памятниках куль­туры и вообще в расцвете культуры;

- инерционную — когда этнос существует благодаря выработанным ранее ценностям;

- обскурации — в обществе начинают доминировать люди с пони­женной пассионарностью, субпассионарии, эгоистичные потре­бители;

- мемориальную — этнос сохраняет лишь смутные представления о своей героической истории, существуя в реликтовом состоянии.

Все перечисленные фазы составляют цикл жизни этноса, который длится примерно 1500 лет.

С помощью приливов и отливов пассионарности и вытекающей из них цикличности жизни любого этноса Гумилев объяснял смену геополитических картин в мире, т. е. постепенное, но неуклонное пе­ремещение государственных границ, исчезновение одних стран и по­явление новых. Применяя свою теорию к истории России, он сделал вывод, что Киевская и Московская Русь — «два разных потока рус­ской истории», первый из которых, более ориентированный на Ви­зантию, уже выработал свою пассионарность и отпущенное ему время жизни. Что касается второго потока, ориентированного на Монголь­скую империю, то он, испытав пассионарный толчок (около 1200), пройдя фазу подъема (1200-1500), заключавшуюся в формировании нового русского суперэтноса и объединении Великороссии, акматическую фазу (1500-1800), когда Москва объединила под своей вла­стью многие народы Евразии, находился до последнего времени (до 2000) в фазе надлома, характеризующегося нарастанием внутренних конфликтов.

1 Гумилев Л. От Руси к России: очерки этнической истории. М., 2002. С. 13.

После 2000 г., по Гумилеву, Россия вступила в инерци­онную фазу, в которой пассионарность убывает медленно и посте­пенно, а субпассионарии живут спокойно, наслаждаясь благами ци­вилизации.

Л. Н. Гумилев никогда не называл себя геополитиком, что при его сложных отношениях с «властями предержащими» было просто не­возможно. В то же время Гумилева явно роднит с представителями этой науки его географический и исторический подход, поиск отве­тов на вопросы появления и исчезновения с лица земли целых наций и народностей, изменений границ их проживания, перестройки кар­тин мира.

Не относясь к геополитикам, Гумилев позиционировал себя евр­азийцем, не только признавая евразийскую концепцию месторазвития, но и применяя ее в своих изысканиях. Он был лично знаком с П. Н, Савицким, приезжал к нему в Прагу, состоял в переписке. Гуми­лев разделял критический взгляд Савицкого, других евразийцев на западную цивилизацию, и в частности на романо-германский мир, он был последовательным сторонником географического детерминизма. Ученый развивал концепцию русско-монгольской Срединной им­перии евразийцев, придав ей вид туранского фактора в российском этногенезе. Его историческая работа «От Руси к России» по своей позиции и поставленным задачам весьма напоминает книгу «класси­ческого» евразийца Г. В. Вернадского «Начертание русской исто­рии», с которым Л. Гумилев тоже состоял в переписке.

А. Г. Дугин

Александр Гельевич Дугин родился в Москве, в семье военнослужа­щего в 1962 г. После окончания университета работал редактором, главным редактором издательского центра «ЗОН» (1988-1991), аль­манаха «Милый Ангел» (1990), журнала «Элементы» (1991), авто­ром и ведущим радиопрограмм FINIS MUNDI (1996-1997), «Геопо­литическое обозрение» (1997-1999),

В настоящее время А. Г. Дугин — преподаватель философии, кан­дидат философских наук. Читает курсы философии, философии политики и геополитики в московском Новом университете, а с 1998 г. является его ректором.

Автор тринадцати крупных работ, во многих из которых присутствует геополитическая проблематика, в их числе «Основы геополитики» (1997) — первый российский учебник гео­политики, «Консервативная революция» (1994), «Мистерии Евра­зии» (1996), «Наш путь» (1999), «Мыслить пространством» (2000), «Основы евразийства» (2002). Некоторые его книги изданы в евро­пейских странах: (в Великобритании, Италии, Испании). Постоянно публикует статьи в таких изданиях, как «Известия», «Российская га­зета», «Литературная газета», «Россия», «Независимая газета», «Евр­азийское обозрение», «Консерватор» и др.

Антизападник, антилиберал, консерватор, правый националист, Дугин в 1990-е гг. неизменно находился в оппозиции правящему ре­жиму. В последние годы избегает крайностей, позиционируется цен­тристом и сторонником президента. С 1998 г. занимает должность со­ветника председателя Государственной думы.

А. Г. Дугин основал идейное течение неоевразийства, создав на его основе политическое движение, а затем и политическую партию «Евр­азия» (2002), которая в настоящее время не имеет большого полити­ческого веса и не входит в число думских партий.

Большое значение А. Г. Дугин придает развитию неоевразийской теории. Он объясняет ее появление в 1980-х гг. кризисом коммуни­стической идеологии и советской политической системы, необходи­мостью дать альтернативу увлечению западными моделями социаль­но-политического устройства общества1. Таким образом, неоевразий­ство выросло и развивается на антизападнической, антиевропейской и антилибералыюй парадигме. Оно является наследником и продол­жателем традиций евразийства 1920-х гг., его главным социально-философским методом является цивилизационный подход. В своих исследованиях Дугин ссылается на представителей германской кон­сервативной революции О. Шпенглера, В. Зомбарта, К. Шмитта, Э. Юнгера, Ф. Юнгера, Э. Никита, европейского традиционализма Р. Генона, Ю. Эволу, Т. Буркхарта, Ф. Шуона, на современных «новых левых», критиков западного капитализма Ж.-П. Сартра, Г. Дебора, М. Фуко, Ж. Делеза и современных «новых правых», таких как А. де Бенуа, Р. Стойкерс и др.2 Все эти западные течения объединяет ради­кализм, причем критика западного общества с «левой», социальной и интернациональной точки зрения при этом накладывается на кри­тику с «правых», цивилизационных и националистических позиций.

1 Основы евразийства. М., 2002. С. 85-87.

2 Там же. С. 95-96.

Общим знаменателем всех этих теорий и направлений является кри­тика либеральной политической философии и рыночного капитализ­ма, попытка найти альтернативу доминирующим тенденциям окружа­ющей действительности, направить поток событий в иную сторону.

Дугин постоянно озадачен поиском «третьего пути», т. е. пути меж­ду капитализмом и коммунизмом. Для этого надо найти не только привлекательную идеологию, но и мощную общественную силу. Та­кая сила может опираться только на неисчерпаемые ресурсы и огром­ное геополитическое пространство, противостоящее морским, торго­вым, либеральным державам. В этом А. Г. Дугин согласен со своими европейскими единомышленниками, далее создавая философию нео­евразийства на базе собственных мировоззренческих установок. Важ­ный акцент социально-философской концепции неоевразийства в от­личие от евразийской критики Европы и романо-германской культу­ры — сосредоточение на критике англосаксонского мира, и в частно­сти на критике США. В духе немецкой консервативной революции и европейских «иовых правых» Запад подразделяется па агрессивных, экспансионистски настроенных «атлантистов» (США и Великобри­тания) и нейтральную, способную к сотрудничеству континенталь­ную (романо-германского) Европу. Поэтому термин «романо-германский мир», означавший в классическом евразийстве агрессивный, антиевразийский Запад, в неоевразийстве не употребляется.

Достаточно много внимания неоевразийцы уделяют развитию кон­цепции «месторазвитие», которая ведет за собой признание туранского фактора в российской истории и вообще подход с позиций гео­графического детерминизма. Это роднит их не только с русскими ев­разийцами-классиками, но и со всеми европейскими геополитиками, и в первую очередь с немецкими. Вторая сходная черта неоевразий­цев и немецких геополитиков классического периода — гипертрофи­рование роли государства в истории нации. По сути, такие понятия, как «народ», «нация», «государство» становятся синонимами. Неоев­разийцы провозглашают себя также и наследниками неославянофи­лов. Но в отличие от последних ведущим этносом в противостоянии с «атлаптизмом», носителем мессианской идеи провозглашается не славянское единство, не тем более западные славяне, носители «про-фанного» начала, а великороссы, носители «сакральной структуры» народов Востока и третьего мира. «Диалектика национальной исто­рии доводится до окончательной "догматической" формулы, с вклю чением историософской парадигмы "национал-большевизма" (Н. Уст-рялов) и его осмысления (М. Агурский)»1.

1 Основы евразийства. С. 97.

Политическая платформа евразийского движения, как понимает ее Дугин, включает следующие понятия:

- идеократия, понимаемая как обязанность каждого гражданина и государства в целом служить высшей духовной цели. «Высшей духовной целью», «идеей-правительницей», т. е. единственной идеологией, которая будет носить государственный характер, долж­но стать евразийство;

- евразийский отбор, который вытекает из особых «ландшафтных условий» Евразии и требует особой этики, включающей такие ка­чества, как: коллективная ответственность, бескорыстие, взаимо­помощь, аскетизм, воля, выносливость, беспрекословное подчине­ние начальству. Только эти качества помогут евразийцам обеспе­чить контроль и завершить освоение евразийского пространства;

- демотия (в отличие от западной, греко-английской демократии, сложившейся в других условиях) должна не копировать нормы либеральной демократии, что «невозможно и вредно», а идти пу­тем соучастия во власти через систему земских советов, уездных и национальных представительств, общинного самоуправления и крестьянского «мира». Демотия не исключает иерархии, она соче­тается с «евразийским авторитаризмом».

Политическая платформа неоевразийства формируется в иных условиях и, опираясь на принципы евразийства, несет на себе опре­деленные отличия. Дугин так формулирует основные политические постулаты неоевразийцев:

- тезис «евразийский отбор» дополняется элитистскими идеями В. Парето и европейских традиционалистов, исследователей кас­товых систем (Р. Генон, Ю. Эвола, Л. Дюмон), «некоторыми ниц­шеанскими мотивами», а также православным толкованием вла­сти и гумилевской теорией пассионарности;

- тезис «демотия» пополняется идеями «органической демократии» от Ж.-Ж. Руссо до К. Шмитта, А. де Бенуа, А. Мюллера ван ден Брука. С точки зрения неоевразийства термин «демотия» означа­ет «соучастие народа в своей собственной судьбе»;

- тезис «идеократия» «фундаментализируется апелляциями к иде­ям "консервативной революции", "третьего пути", учитывается полный опыт "советской", израильской, исламской, "фашистской" идеократий...»

Кроме развития идей классических евразийцев Дугиным добав­ляются следующие «концептуальные моменты»:

- философия традиционализма (Р. Генон, Ю, Эвола, Т. Буркхарт, А. Корбен), идея системного кризиса, радикального упадка совре­менного мира, противопоставление его как негативной категории позитивной категории «мира традиции»;

- интерпретация современной рациональной культуры через дорациональные сакральные структуры (архаические ритуалы, мифы, древние верования), которые лежат в основе не только массового, но и элитарных сознания и поведения;

- стремление на основе лингвистических, эпиграфических (руно-логия), фольклорных и иных памятников воссоздать общие чер­ты изначальной картины сакрального мировоззрения народов Евр­азии, поиск общих корней, общей «пространственно-временной матрицы»;

- учет разбития геополитических идей на Западе (Маккиндер, Хаус-хофер, Лохаузен, Спикмен, Бжезинский, Тириар, Шмитт) в духе противостояния Суши и Моря, Востока и Запада, противостоя­ния атлантизму и глобализму;

- поиск глобальной альтернативы мондиализму и глобализму;

- освоение критической мысли «новых левых» (М. Фуко, Ж. Делез, А. Арто, Г. Дебор), современных анархистов и неомарксистов, а также национал-большевистских идей ранних евразийцев (Сувчинский, Карсавин, Эфрон), поиск взаимопонимания с «левым» крылом антиглобализма;

- автаркическая экономика «третьего пути» в духе теории Ф. Лис­та, новое «евразийское» прочтение Кейнса1. Геополитика, разработке которой в 1990-х Дугин уделял так много внимания, в настоящее время отошла на второй план, главное место в его современном творчестве занимает разработка идеологии неоевра­зийства, евразийская геополитика видится им сегодня как составная часть евразийской идеологии.

В развитии геополитической теории Дугин от классической тра­диции пошел не к современному видению мира, а к доклассическому, к предыстории геополитической мысли.

1 Основы евразийства. С. 82-84, 98-100.

Он вернулся на позиции предтеч геополитики, таких как Геродот, Фукидид, Страбон, Монтес­кье, Руссо, а также современных консервативных геополитиков типа К. Шмитта, для которых противостояние Суши и Моря носит симво­лический, традиционный и неизменный характер. Они не хотят ви­деть колоссальных изменений, вносимых научно-техническим про­грессом, изменений, касающихся в том числе взаимоотношений че­ловека и природы. Делить мир на сушу и море, видеть двухмерную геополитическую картину мира, состоящую только из друзей и вра­гов, Запада и Востока, глобалистов и антиглобалистов, — это значит отрицать очевидные географические, физические, социологические, политологические истины.

В. В. Жириновский

Владимир Вольфович Жириновский родился в 1946 г. в Алма-Ате, в се­мье юриста. С отличием окончил Институт восточных языков при МГУ (1970) и вечернее отделение юридического факультета МГУ (1977).

После окончания института был призван в армию как офицер за­паса. Два года отслужил в штабе Закавказского военного округа. По увольнении (1972) три года работал в Советском комитете защиты мира (международный отдел, сектор Западной Европы). Затем два года — сотрудником деканата Высшей школы профсоюзного движе­ния по работе с иностранными студентами (1975-1977). После полу­чения диплома юриста решил попробовать себя на правоведческом поприще: 1977-1983 гг. — Ипюрколлегия Министерства юстиции, 1983-1990 гг. — старший юрисконсульт издательства «Мир».

В декабре 1989 г. В. В. Жириновский стал одним из инициато­ров организационного собрания Либерально-демократической пар­тии Советского Союза (ЛДНСС). Уже в марте 1990 г. был проведен учредительный съезд, на котором Жириновский был избран предсе­дателем партии.

В 1991 г. на выборах президента РСФСР он выставил свою кан­дидатуру и вел избирательную кампанию под национально-патрио­тическими лозунгами. В итоге занял третье место (7,81%). В августе 1991-го поддержал ГКЧП, а в декабре того же года осудил Беловежские соглашения о разделе СССР. Считал незаконным как образова­ние СССР (1922) большевиками, узурпировавшими власть в 1917 г., так и создание СНГ (1991) после всенародного референдума, выска­завшегося за сохранение СССР. Но в октябрьском противостоянии (1993) принял сторону президента Ельцина.

Настойчиво выступал и выступает за запрет КПРФ.

На выборах в декабре 1993 г. Жириновский прошел в Думу по одномадатному округу, в то время как ЛДПР оказалась победительни­цей (2^,93 %) в выборах по партийным спискам. С тех нор в Государ­ственной думе ЛДПР постоянно создает свою фракцию (на выборах 1995 г. - 11,18%; 1999 г. - 5,98; 2003 г. - 11,45%), которую неизменно возглавляет В. В. Жириновский.

В 1996 г. В. В. Жириновский баллотировался в президенты Рос­сии. Предвыборную кампанию вел под лозунгом «Порядок, достаток, безопасность» и занял пятое место (5,78%). В мае 1999 г. выставил свою кандидатуру на должность губернатора Белгородской области, но занял только третье место (17%).

В настоящее время В. В. Жириновский — известный российский политик, лидер партии, вице-спикер Государственной думы, доктор философских наук, автор целого ряда работ по вопросам внутрен­ней и внешней политики, истории и геополитики, в том числе книг: «О судьбах России» (М, 1993), «Последний бросок на юг» (М., 1994), «Последний Вагон на Север» (М., 1995), «Обыкновенный мондиализм» (М., 1998), «Геополитика и русский вопрос» (М., 1998). По­следняя книга включает все основные геополитические произведения Жириновского. Центральное место среди них занимают «Заметки по геополитике» и проект доктрины национальной безопасности Рос­сийской Федерации. В первой работе дается обзор основных гео­политических теорий немецкой, английской, американской школ и формулируются три основных аспекта геополитики: военно-страте­гический и политический (он же традиционный); экономический, под которым Жириновский понимает прежде всего экономическую безопасность, самодостаточность и место в системе международного разделения труда; культурно-исторический, интерпретирующий цивилизационные конфликты.

Оригинальным и реализующим практический интерес примене­ния геополитического анализа к определению геополитического по­ложения страны представляется раздел «Россия на геополитической карте мира». Геополитический статус России Жириновский выводит прежде всего из состояния экономики, отмечая, что три соседние державы — США, Япония и Китай — превосходят Россию по объему ВВП. При этом по отношению к американскому максимальный рос­сийский ВВП, достигнутый в 1989 г., составлял около 37%, по отно­шению к китайскому — примерно 50, к японскому — 67%. Остальные соседи уступали России по этому важнейшему показателю.

Среди культурно-исторических вызовов России наиболее опасными Жири­новский считает «гигантскую волну межнациональных и межэтниче­ских конфликтов», поднявшуюся после окончания войны в Афгани­стане и распада СССР, а также возросшую геополитическую активность Турции и Ирана по отношению к новым независимым государствам Средней Азии (бывшим советским республикам) и мусульманскому населению нынешних российских республик. Важную роль среди геополитических факторов, по его мнению, играет фактор транспортно-географический. С распадом СССР транспортные связи и выходы за границы России значительно ухудшились. Из четырех выходов в Мировой океан у двух: балтийского и черноморского возможности значительно сузились. Если СССР имел 25 железнодорожных пере­сечений с Европой, у современной России остался только один (в Калининградской области). Изменилось в сторону ухудшения и геопо­литическое положение российских границ. В настоящее время Россия граничит с 16 государствами — более чем кто-либо в мире. Общая протяженность российских границ составляет 58,6 тыс. кв. км, при этом морские границы вдвое длиннее сухопутных. Особое беспокой­ство вызывают новые необорудованные границы, на которых скапли­ваются беженцы из горячих точек и передислоцированные части рос­сийской армии.

Значимым геополитическим вопросом, по мнению Жириновско­го, продолжает оставаться национальная проблема. Если СССР был в полной мере многонациональным государством, в котором русские составляли 51% населения, то современная Россия, в которой прожи­вают более 82% этнических русских, стала ближе к моноэтническому образцу. Исходя из этого геополитик предлагает два пути решения национальной проблемы. «Первый, более органичный — предостав­ление всем субъектам Федерации без изменения их статуса (либо с небольшим уточнением) равных прав в социально-экономической сфере. Второй — радикальная реформа с отказом от асимметричного устройства и переходом к однопорядковому членению на губернии или области»1.

Во второй из отмеченных работ «Доктрина национальной безо­пасности Российской Федерации» внимание геополитика привлекает раздел «Геополитическая и военно-стратегическая обстановка в мире», в котором дан анализ расстановки и баланса сил как в мировом мас­штабе, так и в наиболее значимых регионах: Западной, Центральной и Восточной Европе, Юго-Восточной и Южной Азии, на Ближнем и Среднем Востоке, Центральной и Южной Америке, Африке, Австралии и Океании, как в экономической и политической, так и в военной сфере.

1 Жириновский В. В. Заметки по геополитике // В, В. Жириновский. Геополитика и русский вопрос: Сборник. М., 1996. С. 325.

Сформулированы основные черты геополитической обстановки, сложившейся вокруг России, в странах так называемого ближнего зарубежья. Основными движущими силами современной междуна­родной политики Жириновский считает интеграционные процессы, которые протекают на фоне сепаратизма и поднимающегося нацио­нализма и социальной активности в новых независимых странах. Со­временный мир видится ему иерархическим во главе с США, «стре­мящихся осуществлять доминирующее влияние в различных сферах международной жизни», которое сопровождается созданием регио­нальных центров силы, «склонных к сверхвооруженности и проведе­нию экспансионистской политики». При этом мировое сообщество, опираясь на наднациональные организации, созданные еще в «эпоху холодной воины», такие как ООН, ОБСЕ, ЕС, НАТО, не справляется с проблемой урегулирования кризисных ситуаций. Основными чертами геополитической обстановки в странах ближнего зарубежья являются:

- социально-политическая неоднородность образовавшихся госу­дарств, что осложняет проблемы их взаимодействия с Россией;

- политическая нестабильность в странах ближнего зарубежья, что усиливает возможность прихода к власти авторитарных режимов с непредсказуемым отношением к России;

- формирование на территории бывшего СССР новых центров си­лы (например, Украины);

- наличие территориальных претензий у новых государств, рост се­паратизма, что может дестабилизировать геополитическую обста­новку внутри России;

- попытки сыграть на ослаблении России внерегиональных акторов;

- слабое влияние России на урегулирование военно-политических кризисов в ближнем зарубежье1.

В третьей из геополитических работ «Последний бросок на юг» хорошо просматриваются устремления автора и идеал геополитического раздела мира, который весьма напоминает хаусхоферовские пан-идеи.

1 Жириновский В. В. Доктрина национальной безопасности Российской Федерации. (Основные принципы и механизмы реализации)// В. В. Жириновский. Геополити­ка и русский вопрос: Сборник. С. 338-339.

По Жириновскому, мир должен быть разделен на следующие регионы с примыкающими к ним зонами влияния: США и Латин­ская Америка, Западная Европа и Африка, Россия и Южная Азия (с выходом в Индийский океан), Китай, Япония и Океания. Каждый из регионов (мировых держав) может использовать «свою зону влия­ния» для пополнения ресурсов, для обустройства геополитических «буферов» и лимитрофных кордонов, но не имеет права вмешиваться в дела других мировых держав и контролируемые ими зоны влияния.

А. Г. Ивашов

Леонид Григорьевич Ивашов — известный российский Военный стра­тег, геостратег и геополитик, родился в 1943 г. в Киргизии. Окончил Ташкентское высшее общевойсковое командное училище и Военную академию им. М. В. Фрунзе. Службу проходил в Туркестанском, При­карпатском, Московском военных округах, в Германии, центральном аппарате Министерства обороны.

Длительный период Л. Г. Ивашов, возглавляя аппарат министра обороны СССР Д. Ф. Устинова, активно участвовал в создании но­вых образцов вооружений и военной техники (в том числе космиче­ской), внедрении ее в войска.

В период руководства управлением делами Министерства оборо­ны СССР (1987-1992 гг.) он возглавлял работу по созданию систе­мы военного законодательства. После распада СССР создавал осно­вы военного сотрудничества стран СНГ. На посту секретаря Совета министров обороны государств — участников СНГ внес значитель­ный вклад в сохранение союзнических и дружественных связей меж­ду вооруженными силами новых независимых государств. Л. Г. Ива­шов — автор договора о коллективной безопасности стран СНГ.

В 1992-2002 гг. генерал Ивашов находился на посту начальника Главного управления международного военного сотрудничества Ми­нистерства обороны РФ. Занимал позицию активного противодейст­вия агрессии НАТО против Югославии, расширению НАТО на вос­ток. Выступил инициатором броска российских десантников в Косово. Командную службу и военно-дипломатическую работу Л. Г. Ива­шов постоянно сочетал с научной и литературной деятельностью. Сегодня он — признанный геополитик, автор более 400 работ, опуб­ликованных в российских и иностранных изданиях, доктор истори­ческих наук, профессор, вице-президент Академии геополитических проблем, действительный член российских и международных науч­ных обществ.

После увольнения в запас (2002) Л. Г. Ивашов активно включил­ся в российскую политику. Занимает патриотическую и умеренно-державную позицию, создал и возглавил общественно-политическое движение «Державный союз России». На думских выборах 2003 г. выступал одним из лидеров избирательного объединения «Великая Россия — Евразийский союз».

Среди многочисленных работ Ивашова геополитической направ­ленности выделяется книга «Россия и мир в новом тысячелетии» (М., 2000), в которой систематизированы взгляды автора на историю •и современное состояние взаимоотношений России и Запада, про­анализирована геополитическая ситуация и тенденции развития но­вого мирового порядка, возникшего после Ялтинско-Потсдамской эпохи; создана модель национальной безопасности России исходя из прежних традиций взаимоотношений с соседними странами, совре­менных геополитических условий и открывающихся позитивных и негативных перспектив. Наибольший интерес для геополитика пред­ставляют авторские выводы из анализа 1-й главы «Россия и Запад: геополитическая рефлексия» и 2-й главы «Новые реалии и новая геополитическая модель мира», построенные в том числе на двух ве­дущих характеристиках государственности России: великодержавии и имперском характере. Из них вытекают такие ответы России на геополитические вызовы, как географическая обусловленность по­литики территориальной экспансии, направленной на восток и запад (широтный вектор) и на выход к морю (меридианальный вектор), на поглощение «нестабильных геополитических зон». В то же время «отсутствие естественных границ» и «многочисленные недоброже­латели» предопределяли необходимость отвлечения значительных ресурсов на военное строительство. Это вело к отставанию страны, которая в индустриальную эпоху по уровню развития находилась в третьем эшелоне после промышленно развитых США, Германии, Ве­ликобритании и Франции (1-й эшелон) и стран 2-го эшелона (Авст­ро-Венгрия, Италия).

Важным выводом, определяющим взаимоотношения России с За­падом, является многовековое неприятие и непонимание последним «противоположной ему цивилизации». Но подлинная причина вра­ждебности Запада, по мнению Л. Г. Ивашова, — в возможности Рос­сии противостоять его «глобальным имперским амбициям». Наконец, последний вывод заключается в необходимости позитивно (т. е. не путем уничтожения России) урегулировать отношения между Рос­сией и Западом.

Что касается «новой геополитической модели мира», то ученый отмечает следующее:

- с превращением европейской политики в «единый взаимосвязан­ный комплекс» на европейском континенте складывается опреде­ленная равновесная система центров силы, которые, динамично развиваясь, к концу XIX в. поделили весь мир на сферы влияния;

- главным фактором, трансформирующим одну систему миропоряд­ка в другую, сначала были крупные войны, затем и невоенные средства;

- в межвоенные периоды в качестве системообразующего фактора выступало утверждение «справедливого мирового порядка»;

- биполярный мир, сложившийся после Второй мировой войны, оказался довольно устойчивым, но крах СССР взорвал и его, в этих условиях финансово-экономическая и информационно-технологическая экспансия и военно-политический нажим обес­печили США статус мирового лидера. Империализм, получение односторонних преимуществ стало самоцелью США, а вовсе не борьба с коммунизмом, но надежды США удержать мировую ге­гемонию нереальны вследствие недостаточности их ресурсов, за­кат американской мощи уже начался;

- будущее мировой системы заключается в возврате к более устой­чивой биполярности. При этом место второго полюса силы все увереннее занимает Китай.

Таким образом, геополитическая модель современного мира пред­ставляет собой «иерархическое полицентрическое образование с од­ним лидирующим центром и выраженной тенденцией к формирова­нию второго». Мир ближайшего будущего — это мир устойчивой нестабильности или стабильной неустойчивости. Наиболее явствен­ным геополитическим разломом этого мира станет разлом между Pax Americana и Pax Sinica, а также между богатыми и бедными странами. В заключительной, 3-й главе «Геополитический аспект националь­ной безопасности России» Л. Г. Ивашов анализирует геополитические факторы, составляющие совокупную мощь российского государства. В число их входят пространственный, этносоциальный, духовно-нрав­ственный факторы и геополитический аспект управленческого фак­тора. При этом геопространство России он разделяет на ядро — Мо­сковский регион, который в условиях известных геополитических изменений (смещение геопространства на север и на восток и усиле­ние влияния западной культуры) уже не является естественным цен­тром России и не в состоянии выполнять функцию нравственного лидера.

Второй частью геопространства России стала ее срединная зона — территория между Санкт-Петербургом, Ростовом и Новоси­бирском, где проживает преимущественно русское население. Эко­номическое положение этого региона незавидно. В геополитическом плане он испытывается на разрыв за счет вовлечения западных ре­гионов России в атлантическую, а восточных — в тихоокеанскую сис­тему. Территории между Москвой и Уралом и Западная Сибирь, т. е. срединное пространство не только России, но и Евразии теряют свое геополитическое значение, постепенно становятся периферийными. Отсюда вытекает необходимость России укреплять свои срединные земли. «Стабильность в срединной зоне Евразии, гарантирует ста­бильность во всем мире», — так перефразировал Ивашов формулу X. Маккиндера. При этом заменить Россию в срединной зоне Евр­азии некому: на ней и только па ней лежит ответственность за эту стабильность. Третьей геополитической зоной России автор иссле­дования считает внутреннюю периферию, которая охватывает терри­тории, расположенные между срединной зоной и государственными границами. По сравнению с СССР Россия потеряла большую часть морского побережья на Черном (с портами Одессы, Николаева, Хер­сона, Усть-Дунайска, Южного, Ялты, Феодосии, Поти, Батуми) и Балтийском (с портами Таллинна, Риги, Вентспилса, Клайпеды, вонно-мор



infonko.ru/ego-eto-soyuznik-cheloveka-v-teh-situaciyah-v-kotorih-ono-trebuetsya.html infonko.ru/ego-ezhednevnaya-sozidatelnaya-praktika-oprovergaet-eti-utverzhdeniya.html infonko.ru/ego-glaza-proslezhivayut-kazhdogo.html infonko.ru/ego-imperatorskoe-velichestvo-gosudar-imperator-vserossijskij-nikolaj-ii-aleksandrovich.html infonko.ru/ego-i-samost-razdelitelnaya-cherta-i-obraz-boga.html infonko.ru/egoizm-izvrashennaya-lyubov-k-sebe.html infonko.ru/egoizm-protiv-individualizma.html infonko.ru/ego-izvoleniyu-vse-sodejstvuet-ko-blagu.html infonko.ru/ego-kommentarii-k-slovam-upomyanutih-uchyonih-i-pridavanie-im-takogo-smisla-kotorogo-eti-slova-ne-podrazumevayut-kak-to-na-stranice-108-ssilka-1-na-str-109-ssilka-21-str110-ssilka-2.html infonko.ru/ego-naznachenie-zadachi-i-znachenie.html infonko.ru/ego-opit-interesen-tem-chto-on-nahoditsya-na-protivopolozhnoj-storone-shkali-temperamenta.html infonko.ru/ego-orgazm-tolko-s-vashego-razresheniya.html infonko.ru/ego-otozhdestvlennosti-i-telo.html infonko.ru/ego-peremeni-i-neizmennost.html infonko.ru/ego-pravda-o-vselennoj-dejstvitelno-eto-obyasnyaet-pochemu-vselennaya-takaya-kak-est-s-ee-holodom-i-teplom-verhom-i-nizom-i-das-ee-dobrom-i-zlom.html infonko.ru/ego-prisutstvie-ne-zavisit-ot-nashih-usilij.html infonko.ru/ego-psihologiya-rezultat-razvitiya-psihoanaliza.html infonko.ru/ego-razmishleniya-prerval-prosnuvshijsya-drako-on-potyanulsya-i-posmotrel-na-otca.html infonko.ru/ego-ruka-skolznula-vdol-ee-palcev-lezhavshih-na-klavishah-on-naklonilsya-k-paole-snachala-poceloval-ee-volosi-potom-medlenno-povernul-k-sebe-ee-lico-i-poceloval-v-raskritie-pokornie-gubi.html infonko.ru/ego-samovirazhenie-protiv-egoizma.html