INFONKO.RU

Современная буржуазная философия

Современная философия, указывал Ленин, так же партийна, как и две тысячи лет назад. Иначе говоря, сейчас, как и в прошлом, философы разделяются на два противоположных лагеря — материалистический и идеалистический. Их борьба в последнем счете выражает тенденции и идеологию враждебных общественных классов и слоев. Философия диалектического материализма является идеологией рабочего класса,

_____________
* Гносеология (от греческих слов «гносис» — познание и «логос» — наука, теория) — наука о познании, теория познания.

передовых общественных сил нашей эпохи. И, наоборот, мировоззрение реакционных сил, империалистической буржуазии выражают различные течения идеалистической философии. Современную буржуазную философию отличает стремление опровергнуть учение Маркса — Энгельса — Ленина, отстоять в борьбе с ним позиции буржуазного мировоззрения, защитить капиталистические порядки.

Современная буржуазная философия отличается большой пестротой направлений и школ. Но ее течения представляют в основном лишь различные варианты откровенного или прикрытого философского идеализма, т. е. ложного, иллюзорного взгляда на мир.

В наше время философский идеализм стал еще более реакционным и упадочным, чем в конце 19 века. В современной буржуазной философии модным сделался иррационализм — направление, проповедующее неразумность и бессмысленность мира и жизни, неспособность человеческого разума познать окружающую действительность; большой успех имеют учения, использующие научные открытия для извращения науки; все сильнее становится влияние откровенно теологических систем.

В духовной жизни капиталистических стран сложилось парадоксальное положение: наука неудержимо идет вперед и все более углубляет наше знание материального мира, в сотрудничестве с техникой она безгранично увеличивает власть человека над природой; уже более ста лет существует и развивается передовая материалистическая философия — диалектический и исторический материализм, дающий подлинно научное объяснение явлениям природы и общества. И в то же время многие философы, а иногда и сами ученые, продолжают доказывать, что окружающий нас мир объективно не существует, что наука не может открыть нам объективной истины, а для человека, бессильного познать действительную природу вещей, лучше всего уверовать в сверхъестественное и прийти в лоно церкви.

В чем причины такого положения? Как могут мыслящие люди, в том числе честные ученые, разделять идеалистические взгляды, противоречащие науке и общественной практике?

Решающая помеха принятию материализма — это классовый интерес буржуазии и антикоммунистические предрассудки буржуазной интеллигенции. Современный научный материализм, т. е. диалектический и исторический материализм, последовательно проведенный, заставляет стать на позиции рабочего класса и принять теорию научного социализма. В этом одна из причин того, почему люди, не желающие порвать с буржуазией, в том числе и ученые, боятся признать материализм. Откровенные же и активные защитники и идеологи капитализма видят в диалектическом материализме



своего непримиримого теоретического врага и ставят своей целью опровергнуть его во что бы то ни стало. Они используют для этого все средства идейного и морального давления: печать, радио, телевидение, университетские лекции и церковные проповеди, научные трактаты и публицистические статьи. Такая продолжающаяся изо дня в день, из года в год пропаганда, естественно, оказывает влияние на умы людей.

Другие причины живучести идеализма станут яснее при знакомстве с главными течениями современной буржуазной философии.

Философия против разума

Дух пессимизма, иррационализм, враждебность научному мировоззрению, которыми проникнута идеология современной буржуазии, особенно наглядно выражает экзистенциализм — одно из наиболее модных философских учений буржуазного мира.

Основатель экзистенциализма — немецкий философ-идеалист М. Хайдеггер, использовавший учение датского мистика С. Кьеркегора, жившего в первой половине 19 века. Другие наиболее известные экзистенциалисты — К. Ясперс, Ж. П. Сартр, Г. Марсель, А. Камю.

Самая общая проблема, выдвинутая экзистенциалистами, — это вопрос о смысле жизни, о месте человека в мире, о выборе им своего жизненного пути. Это старая проблема, но в настоящее время она приобрела особое значение для многих людей, оказавшихся перед необходимостью определить свое место в сложных и противоречивых условиях буржуазного общества, выразить свое отношение к происходящей во всем мире борьбе прогрессивных и реакционных сил.

Экзистенциалисты, таким образом, затронули один из самых жгучих вопросов современности. Но они решают его, исходя из упадочного идеалистического мировоззрения, отправляясь от сознания изолированного индивидуума, противопоставляющего себя обществу и копающегося в своих переживаниях. Этот ложный исходный пункт предопределяет порочность всего экзистенциалистского учения.

Сторонники этой философии выдают ее за учение о бытии вообще, но фактически они сводят философию лишь к рассмотрению «существования» человеческой личности («экзистенция» по-латыни — существование). Если не считать рассуждений некоторых экзистенциалистов о «потустороннем», единственной реальностью для них оказывается личное существование, сознание того, что «я существую». Окружающий человека мир изображается экзистенциалистами как таинственный и недоступный разуму и логическому мышлению. «Бытие, — писал Сартр, — лишено разумности, причинности, необходимости». Как все субъективные идеалисты, экзистенциалисты отрицают объективную реальность природы, про-

странства, времени. Мир существует постольку, говорит Хайдеггер, поскольку имеется существование. «Если нет никакого существования, то нет также в наличии и мира».

Утверждая, что самое важное для человека — факт его существования, экзистенциалисты предаются нудным рассуждениям по поводу того, что существование человека имеет конец и что вся жизнь человека якобы проходит в страхе перед смертью. Задача философии, по их мнению, как раз и состоит в том, чтобы разбудить и постоянно поддерживать этот страх. Философствовать, заявляет К. Ясперс, — значит учиться умирать.

Экзистенциалисты понимают, что нагнать страх на человека легче всего в том случае, если порвутся его связи с обществом, если он почувствует себя изолированным и одиноким. Вот почему они стараются внушить человеку, что он «брошен» в чуждый и враждебный мир, что среди других людей он ведет «неистинное» существование, что общество лишает его индивидуальности.

Философы «существования» используют при этом тот бесспорный и тяжело переживаемый многими людьми факт, что капиталистическое общество действительно угнетает человека, подавляет его личность. Они играют на чувстве протеста против гнета капиталистической системы, которое возникает у части интеллигенции, и направляют его по ложному пути протеста против общества вообще. Ибо, по мнению экзистенциалистов, хотя человек не может жить вне общения с другими людьми, он и среди них остается в полном одиночестве и, лишь замыкаясь в себе, переживает свободу. Для экзистенциалистов нет ни обязанностей, налагаемых на человека общественным коллективом, ни общезначимых нравственных норм. Не случайно обычный герой экзистенциалистских пьес и романов — это человек без твердых убеждений, а зачастую просто безнравственный, аморальный субъект. Согласно подобной философии любая человеческая деятельность и борьба бесплодны, мир — царство абсурда, а вся история бессмысленна.

Субъективно-идеалистическая философия экзистенциализма ложна прежде всего потому, что сводит всю реальность к существованию человека, к его переживаниям. Вместе с тем эта философия совершенно извращает и саму сущность человека.

Все содержание своей жизни человек получает от общества. Что неизмеримо возвысило человека над миром животных? Его общественно-трудовая жизнь. В обществе человек развивает свои чувства и разум, волю и совесть, обретает цель и смысл жизни. Для того, кто живет полноценной общественной жизнью, вдохновляется передовыми идеями, самое важное не то, что когда-нибудь он умрет, а то, как он прожи-

вет свою жизнь в обществе, что он оставит после себя людям. Но стоит только искусственно оторвать личность от общества — и перед нами дрожащий, запуганный человечек, страшащийся смерти, но не знающий, что ему делать с жизнью.

Экзистенциализм невольно показал ту степень духовной опустошенности и морального одичания, к которой ведет буржуазный индивидуализм.

Упадочная «философия существования» глубоко реакционна. Выражая в конечном счете страх эксплуататорского класса перед неизбежной гибелью капиталистической системы, она оказывает деморализующее воздействие на попавших под ее влияние людей, особенно на молодежь. Проповедь страха, безнадежности, абсурдности существования разжигает антиобщественные склонности, оправдывает аморализм и беспринципность. Человек, проникшийся идеями экзистенциализма, при известных условиях легко может стать игрушкой самых реакционных сил и превратиться из истерического нытика в фашистского громилу. В Германии экзистенциализм наряду с некоторыми другими реакционными учениями готовил идеологическую почву для фашизма. Во Франции экзистенциалисты после окончания войны обрушивались с грубыми нападками на героическую коммунистическую партию, выступали против партийной дисциплины, против классовой солидарности пролетариата. Французские марксисты сразу распознали в экзистенциализме одного из главных идейных врагов. В результате упорной борьбы, которую они вели против этой реакционной философии, влияние экзистенциализма в кругах французской интеллигенции ныне значительно ослаблено.

Мнимая «философия науки»

Другое широко распространенное в буржуазном мире философское направление — это неопозитивизм. Неопозитивизм, или «логический позитивизм», шумно рекламируется его сторонниками как «философия науки». На первый взгляд кажется, будто это направление является противоположностью иррационалистической «философии существования». В действительности же неопозитивизм — это идеалистическое учение, внутренне родственное экзистенциализму. Это философия, проникнутая духом пессимизма и неверия в познавательные способности и разум человека.

Основы учения неопозитивизма были заложены англичанином Б. Расселом и австрийцами Л. Витгенштейном и М. Шликом. В настоящее время наиболее известные его представители — Р. Карнап в США и А. Айер в Англии. Возникновение неопозитивизма было связано со стремлением обновить субъективно-идеалистическую философию махизма, приспособив ее к современному состоянию физики, математики и логики.

Главная идея неопозитивизма состоит в устранении из философии коренных мировоззренческих проблем, в превращении ее в «логический анализ языка». Неопозитивисты заявляют, что эти проблемы, и прежде всего основной вопрос философии, не существуют как научные проблемы и с точки зрения науки якобы представляют собой «псевдопроблемы». Согласно их учению философия не может дать никакого знания о внешнем мире, она должна заниматься только логическим анализом языка науки, т. е. анализом правил употребления научных понятий и символов, сочетания слов в предложения, выведения одних положений из других и т. д., и «семантическим анализом» смысла научных терминов и понятий. По этому поводу следует заметить, что, сколь бы важен ни был логический анализ языка науки, сведение к нему всей философии означает по существу ее ликвидацию.

Рассуждая о науке, неопозитивисты правильно указывают на то, что она должна исходить из опытных данных, из фактов. Но, как и махисты, они отказываются признать объективную реальность фактов опыта. С точки зрения неопозитивистов, например, нелепо спрашивать, существует ли роза объективно; можно говорить только о том, что я вижу красный цвет розы и чувствую ее запах. Только этот факт якобы может быть предметом научного высказывания. Таким образом, под фактами неопозитивисты понимают вовсе не объективные вещи, не события и явления объективного мира, но ощущения, впечатления, восприятия и другие явления сознания. Вопреки собственным утверждениям о бессмысленности вопроса о природе реальности, они на деле отрицают лишь материальную природу мира, фактически приписывая ему духовную природу.

Чем же занимается наука? Наука, по их утверждениям, первоначально лишь описывает «факты», т. е. ощущения человека; она не в силах познать объективный мир, опытное знание не имеет объективного значения.

По мнению неопозитивистов, высказывания о фактах, произвольно отобранные, дают материал для научной теории, которая строится с помощью логики и математики. В отличие от эмпирических наук, исходящих из данных опыта, логика и математика опираются, как считают неопозитивисты, на систему аксиом и правил, принятых совершенно произвольно и представляющих собой такой же плод условного соглашения («конвенции»), как правила игры в шахматы или в карты.

С точки зрения неопозитивистов, суждение, входящее в состав данной теории, не должно противоречить принятым правилам — вот все, что нужно для того, чтобы считать сужение истинным. Применяя эту установку к конкретным проблемам, неопозитивисты приходят, например, к антинауч-

ному выводу о том, что лишь чистой условностью является принятие Солнца, а не Земли в качестве центра солнечной системы.

Понятно, что такое толкование научной теории лишает науку всякого объективного познавательного значения, превращает научное познание в своего рода игру.

Трудно поверить, что эти несуразные взгляды, ликвидирующие по сути дела науку, могут разделяться крупными учеными, внесшими большой вклад в создание современной науки. Тем не менее это так. Сложность методов, применяемых современной наукой, и изучаемых ею явлений, трудности, возникающие при попытках объяснения некоторых из них, создают возможность идеалистических шатаний среди ученых. Условия буржуазного общества способствуют превращению ее в действительность.

Так, из открытия неевклидовых геометрий (Лобачевского, Римана и др.), которые отражают объективные закономерности пространства в условиях, отличных от привычных для нас, был сделан ложный вывод о том, что ни одна геометрия не является истинной, что ее основные принципы — это лишь условные соглашения.

Почва для идеалистического истолкования физики создается главным образом абстрактно-математическим характером физической теории, невозможностью создать наглядную модель микрообъектов и недоступностью их прямому наблюдению.

Современные физики не могут ни увидеть изучаемые ими микрообъекты (электрон, протон, мезон и пр.), даже с помощью самых сильных оптических приборов, ни построить наглядную модель микрочастицы. Все, что может наблюдать физик-экспериментатор, — это данные измерительных приборов, вспышки на экране и т. д. К выводам же о существовании самой микрочастицы и о характере ее свойств ведут сложные теоретические рассуждения и математические вычисления. Когда физик ставит свой эксперимент, он ведет себя как стихийный материалист. Но когда он начинает размышлять об общих проблемах науки, то при неустойчивости философских позиций у него может сложиться превратное мнение, будто микрочастица со всеми ее свойствами существует не в действительности, а лишь в теории, что она представляет собой «логическую» или «языковую» конструкцию или символ, созданные для того, чтобы согласовать между собой показания приборов и иметь возможность предвидеть их.

Так, один из крупнейших современных физиков, В. Гейзенберг, писал, что элементарная частица современной физики «является не материальным образованием во времени и пространстве, а только символом, введение которого придает законам природы особенно простую форму» 10.

Что касается физика-теоретика, который занимается главным образом математической обработкой результатов наблюдений, полученных другими исследователями, то сама специфика его работы, а также постоянная смена одних научных теорий другими могут натолкнуть его при незнании диалектики на ошибочную мысль о произвольности создаваемых им гипотез и теорий, о субъективном характере положенных в их основу принципов. Известный астроном-идеалист Джинс заявил, например, что «объективная и материальная вселенная состоит всего лишь из построений наших собственных умов» 11.

В действительности невозможность создания наглядной модели микрообъектов, недоступность их прямому наблюдению ни в какой мере не опровергают их материальности, которая состоит в том, что они существуют вне и независимо от сознания человека, а это доказывается всем развитием науки и техническим применением научных данных о микромире.

Философы-идеалисты сейчас, как и 50 лет тому назад, когда Ленин писал «Материализм и эмпириокритицизм», используют в интересах философского идеализма трудности, испытываемые наукой, колебания ученых, их нерешительность в отстаивании и проведении материалистической точки зрения. Поэтому борьба с идеализмом требует знания современной науки и умения решать ее проблемы с позиций диалектического материализма.

Современный позитивизм проникает не только в естествознание, но и в область понимания общественной жизни. Его сторонники утверждают, что социальная действительность зависит от того, что люди о ней говорят, что социальные бедствия вызываются неправильным пониманием и употреблением слов; следовательно, для того чтобы изменить общественную жизнь, достаточно изменить язык, понимание слов. Американский позитивист С. Чейз договорился до того, что объявил лишенными смысла такие слова, как «капитал», «безработица» и т. д. По мысли Чейза, если в языке не будет, например, такого «вредного» слова, как «эксплуатация», то ее не будет и в действительности.

Неопозитивисты исключают из сферы науки не только «метафизические», но также и нравственные, этические оценки и суждения. Они утверждают, что любое суждение, содержащее этическую оценку, субъективно, т. е. выражает только личный взгляд говорящего. С этой точки зрения выходит, что признать, например, захватническую, агрессивную войну несправедливой — значит высказать лишь субъективное мнение, не более правомерное, чем оценка такой войны как вполне справедливой. Таким образом, философия неопозитивизма, как будто очень далекая от политики, весьма

пригодна для оправдания реакционной политики. В то же время человека, не согласного отказаться от моральных норм, имеющих объективное значение, она побуждает искать таких устойчивых норм и принципов за пределами науки, прежде всего в учении церкви.

Принижая науку, которая якобы не дает объективно-истинного знания о мире, неопозитивисты тем самым пролагают путь теологам и фидеистам — людям, защищающим религиозную веру. Этого не отрицают и сами сторонники неопозитивизма. Так, известный физик-идеалист П.Иордан заявлял что «позитивистская концепция предлагает новые возможности для предоставления религии жизненного пространства без противоречия с научной мыслью» 12.

Ленин указывал: «Объективная, классовая роль- эмпириокритицизма всецело сводится к прислужничеству фидеистам в их борьбе против материализма...»13 Эти слова полностью относятся и к современным неопозитивистам.



infonko.ru/polimernie-nedispergiruyushie-rastvori.html infonko.ru/polimorfizm-po-gruppam-krovi.html infonko.ru/polimorfizm-sistemi-hla-u-predstavitelej-raznih-slavyanskih-etnicheskih-grupp-russkoj-belorusskoj-i-ukrainskoj.html infonko.ru/polimusejon-v-prostranstve-breda.html infonko.ru/polina-doch-bolnih-alkogolizmom-roditelej.html infonko.ru/polinevriti-i-poliradikulonevriti.html infonko.ru/polin-obiknovennaya-chernobilnik.html infonko.ru/poliomielit-etiologiya-epidemiologiya-patogenez-klinicheskie-i-laboratornie-kriterii-diagnostika-lechenie-profilaktika.html infonko.ru/pol-i-polovaya-struktura-naseleniya.html infonko.ru/polisemantichnost-ponyatiya-kulturi.html infonko.ru/politekonomicheskie-novacii-vozhdej-ii-internacionala.html infonko.ru/political-parties-of-great-britain.html infonko.ru/politicheskaya-arifmetika-centralnogo-banka.html infonko.ru/politicheskaya-borba-20-h-30-h-godov-formirovanie-kulta-lichnosti-iv-stalina.html infonko.ru/politicheskaya-borba-i-reformi-v-rossijskoj-federacii-v-2011-2012-gg.html infonko.ru/politicheskaya-borba-v-afinah-i-makedonskaya-ekspansiya.html infonko.ru/politicheskaya-borba-v-sssr-v-1920-e-godi.html infonko.ru/politicheskaya-ekonomiya-i-makroekonomika.html infonko.ru/politicheskaya-ekonomiya-nauka-o-bogatstve-narodov.html infonko.ru/politicheskaya-ekonomiya-valtera-ojkena.html