INFONKO.RU

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПРЕДМЕТНОЕ, ПРЕДСТАВЛЕНИЕ СЛОВЕСНОЕ

Нем.: Sachvorstellung (или Dingvorstellung), Wortvorstellung. — Франц.: represen­tation de chose, representation de mot. — Англ.: thing presentation, word presentation. — Исп.: representacion de cosa, representacion de palabra. — Итал.: rappresentazione di cosa, rappresentazione di parola. — Португ.: representacao de coisa, representacao de palavra.

• Метапсихологические термины Фрейда для различения двух типов "представлений": одно, преимущественно зрительное, исходит из предмета; другое, преимущественно слуховое, — из слова. Во фрейдовской метапсихологии это различие важно потому, что оно намечает связь между предметным и словесным представлением, характерную для системы "Предсознание-Сознание" в отличие от системы "бессознательное", которая охватывает лишь предметные представления.

Относительно различий между термином "представление" и термином "мнесический след", иногда используемыми как синонимы, см. соответствующие статьи.

Разграничение между предметными и словесными представ­лениями впервые встречается в ранних работах Фрейда об афазии.

Мысль о предметном представлении возникает у Фрейда очень рано как, впрочем, и тесно связанное с нею понятие "мнесические следы" (или следы в различных системах запоминания). В работе "О понятии афазии. Критическое исследование" (Zur Auffassung der Aphasien. Eine kritische Studie, 1891) мы встречаем термин "объектное представление", а в "Толковании сновидений" (Die Traumdeutung, 1900) —понятие "предметное представление" (1). Одно из наиболее строгих определений этого понятия у Фрейда следующее: "Пред­метное представление — это нагрузка: если не самих мнесических образов предмета, то по крайней мере [...] производных от них мнесических следов" (2а). Это определение требует двух пояснений:

1) представление перенагружает и оживляет мнесический след, который сам по себе есть лишь запись события;

2) предметное представление не следует понимать как мыслительный аналог предмета в его целостности: предмет присут­ствует в различных системах или ассоциативных комплексах, но каждый раз лишь какой-то одной своей гранью.

Словесные представления — это часть пути, связывающего осознание с вербализацией. Так, уже в "Наброске научной психологии" (Entwurf einer Psychologie,1895) содержится мысль о том, что ассоциация между словесным и мнесическим образом может обладать качествами, присущими сознанию. Фрейд никогда не расставался с этой мыслью; она лежит в основе его понимания перехода от первичного процесса ко вторичному*, от тождества восприятия* к тождеству мысли. Она вновь встречается в работе "Бессознательное" (Das Unbewusste, 1915), причем при этом подчёркивается ее значение в системе сознание — бессознательное: "В сознательном представлении есть как предметное, так и словесное представление, а в бессознательном представлении —только предметное представление" (2b).

Особый статус словесного представления не позволяет свести его к преобладанию слухового [восприятия] над зрительным. Речь здесь идет не только о различных механизмах чувственного восприятия. Фрейд показал, что при шизофрении словесные представления превращаются в предметные по законам первичного процесса. Это характерно для сновидений, когда некоторые фразы, услышанные в состоянии бодрствования, подвергаются, подобно предметным представлениям, смещению и сгущению: '"Там, где словесные представления всплывают среди остатков дневных впечатлений — именно как частицы свежих впечатлений, а не как выражения мысли, — там они как бы и сами становятся предметными представлениями" (3). Таким образом, предметные представления и словесные представления — это не просто два вида "мнесических следов": различие между ними имеет в рамках фрей­довской топики существенное значение.



Какова структура взаимодействий между словесными представ­лениями и теми дословесными означающими, которые изначально выступают как предметные представления? Каково отношение тех и других к восприятию? При каких условиях они возникают в форме галлюцинации? На чем, в конечном счете, основан особый статус лингвистических, словесно выраженных символов? Фрейд неустан­но стремился дать ответ на эти вопросы (4).

(1) Cf. Freud (S.). G.W, II—III, 302; S.E., IV, 296; франц., 222.

(2) Freud (S.). Das Unbewusste, 1915. — a) G.W., X, 300; S.E., XIV, 201; франц 155—156. — b) G.W., X, 300; S.E., XIV, 201; франц., 156.

(3) Freud (S.). Metapsychologische Erganzung zur Traumlehre, 1917. G.W., X, 418-419; S.E., XIV, 228; франц., 174.

(4) Ср., в особенности: Freud (S.).Aus den Anfangen der Psychoanalyse, 1887—1902. Нем., 443; англ., 421; франц., 375. — Die Traumdeutung, 1900, глава о "Регрессии". — Metapsychologische Erganzung zur Traumlehre, 1917. Passim. — Das Ich und das Es, 1923. G.W., XIII, 247 sqq.; S.E., XIX, 20 sqq.; франц., 173 sqq.

ПРИМЫКАНИЕ

Нем.: Anlehnung. — Франц.: etayage — Англ.: anaclisis. — Исп.: ароyо или anaclisis. — Итал.: appoggio или anaclisi. — Португ.: anaclisia или apoio.

• Термин, которым Фрейд обозначает первоначальное отношение сексуальных влечений к функциям самосохранения: сексуальные влечения приобретают независимость лишь позже, примыкая к тем или иным жизненным функциям, которые являются их органическим источником, определяют их цель и объект. Следовательно, можно говорить о примыкании, когда, например, субъект опирается на объект влечений к самосохранению при выборе объекта любви. Именно это Фрейд и называл выбором объекта по принципу примыкания.

• В том, что касается перевода немецкого Anlehnung как "примыкание", см. статью "Анаклитический".

Идея примыкания — это важнейший момент фрейдовской концепции сексуальности. Она присутствует уже в первом издании "Трех очерков по теории сексуальности" (Drei Abhandlungen zur Sexualtheorie, 1905), а впоследствии лишь упрочивается.

В 1905 г. в своей первой теоретической разработке понятия влечения Фрейд описывает тесное отношение между сексуальным влечением и некоторыми телесными функциями. Это отношение особенно очевидно в оральной активности грудных младенцев: при удовольствии от сосания "... удовлетворение в определенной эрогенной зоне поначалу было связано с удовлетворением потребности в пище" (lа). Определенная телесная функция обеспечивает сексу­альности ее источник или эрогенную зону; она незамедлительно указывает на ее объект — грудь; наконец, она обеспечивает доба­вочное удовольствие, не сводимое к простому насыщению: "...вскоре потребность в повторении сексуального удовлетворения отделяется от потребности в пище" (1b). Сексуальность приобретает самосто­ятельность лишь на следующей ступени, а после отказа от внешнего объекта она становится автоэротической (см.: Автоэротизм).

Примыкание осуществляется и в случае других частичных вле­чений: "Анальная зона, подобно губной, самим своим располо­жением приспособлена для того, чтобы обеспечить примыкание сексуальности к другим телесным функциям" (1с).

Уже в 1905 г. в главе "Поиск объекта" из "Трех очерков" Фрейд описывает выбор объекта в точности так же, как позднее будет описан так называемый "выбор объекта по примыканию" (Id).

В текстах 1912—1914 гг., где Фрейд вывел на первый план противопоставление между сексуальными влечениями* и вле­чениями к самосохранению*, понятие примыкания сохраняется; оно обозначает изначальное отношение между двумя важнейшими типами влечений: "Сексуальные влечения находят свои первые объекты, примыкая к тому, что имеет ценность с точки зрения влечений Я, а первые сексуальные удовлетворения примыкают к телесным функциям, связанным с поддержанием жизни" (2).

Введенное Фрейдом в 1914 г. противопоставление между двумя типами выбора объекта не вносит изменений в само понятие примыкания, но лишь ограничивает область выбора объекта по примыканию, противополагая ему другой тип выбора объекта — нарциссический*.

Наконец, в 1915 г. в третьем издании "Трех очерков" Фрейд ввел ряд взаимодополнений, подчеркивая значимость понятия Anlehnung. Он утверждал, в частности, что одна из "трех важнейших характеристик" детской сексуальности — это как раз "примыкание к одной из важнейших телесных функций" (1е).

*

По-видимому, понятие примыкания и поныне не вполне выявлено в текстах Фрейда; как правило, оно присутствует (да и то - без четкого определения) лишь в концепции выбора объекта, однако считается опорным моментом всей теории влечений.

Его важнейшая роль — в том, чтобы одновременно и связать, и противопоставить сексуальные влечения и влечения к самосохоанению.

1) Сама мысль о том, что источник и объект сексуальных влечений изначально определяются влечениями к самосохранению, предполагает, что эти два вида влечений, по сути, различны. Влечения к самосохранению обусловлены соматикой, и объект их четко определен с самого начала; напротив, сексуальные влечения обусловлены такого рода удовлетворением, которое поначалу вы­ступает лишь как побочная выгода (Lustnebengewinn) от инстинктов самосохранения. Это существенное различие выражается у Фрейда в устойчивом использовании — применительно к влечениям само­сохранения — таких понятий, как "функция" и "потребность". В этой связи возникает вопрос: не стоит ли назвать "влечения к самосохранению" потребностями, чтобы тем самым четче отличить их от сексуальных влечений?

2) Понятие примыкания помогает не только прояснить возникновение сексуальности, но и уточнить ее место во фрейдов­ской теории. Фрейду часто ставили в вину пансексуализм, и он отвечал на этот упрек, указывая на устойчивый дуализм влечений; концепция примыкания позволила тоньше сформулировать эти возражения. В известном смысле сексуальность повсеместна: она порождается самим функционированием тела, а также, как указывал Фрейд в "Трех очерках", и другой (например, мыслительной) дея­тельностью. Однако она приобретает самостоятельность лишь впо­следствии и редко оказывается совершенно независимой.

3) Часто обсуждаемая в психоанализе проблема — сушествует ли некая "первичная любовь к объекту" или же ребенок поначалу находится в автоэротическом или нарциссическом* состоянии —решается у Фрейда более тонко, чем обычно полагают. Удовлетворение сексуальных влечений остается автоэротическим, покуда само их развитие не приводит к выбору объекта. Влечения к самосохранению изначально связаны с объектом, но, поскольку сексуальность примыкает к ним, сексуальные влечения тоже оказываются связаны с объектом, так что, лишь отделяясь от влечений к самосохранению, сексуальность приобретает самостоятельность.

“Когда поначалу сексуальное удовлетворение еще связано с поглощением пищи, сексуальное влечение находит свой сексуальный объект вне собственного тела, в материнской груди. Лишь позднее сексуальное влечение теряет свой объект, становясь, как правило, автоэротическим [...]. Найти объект, собственно говоря, значит найти его заново" (1f).

(1) Freud (S.). a) G.W., V, 82; S.E., VII, 181—182; франц., 74. — b) G.W., V, 82; S.E., VII, 182; франц., 75. — с) G.W., V, 86; S.E., VII, 185; франц., 79. — d) Cf. G.W., V, 123—130 и n. 1, р. 123 (добавл. в 1915); S.E., VII, 222—230 и n. 1, р. 22; франц., 132—140 и n. 77, р. 185. — е) G.W., V, 83; S.E., VII, 182; франц., 76. — f) G.W., V, 123; S.E.,VII, 222;франц., 132.

(2) Freud (S.). Beitrage zur Psychologie des Liebeslebens, 1910. G.W., VIII, 80; S.E., XI, 180—181; франц., 12.

ПРИНЦИП ИНЕРЦИИ (НЕЙРОННОЙ)

Нем.: Prinzip der Neuronentragheit. — Франц.: principe d'inertie (neuronique). — Англ.: principle of neuronic inertia. — Исп.: principio de inercia neuronica. — Итал.: principio dell'inerzia neuronica. — Португ.: principio de inercia neuronica.

• Принцип функционирования нейронной системы, гипотетически выдвинутый Фрейдом в "Наброске научной психологии" (1895): нейроны стремятся полностью избавиться от получаемой ими энергии.

• Принцип инерции как принцип функционирования так называ­емой нейронной системы был выдвинут Фрейдом в "Наброске научной психологии". В последующих метапсихологических текстах Фрейд уже не пользовался этим выражением. Понятие принципа инерции относится к периоду разработки фрейдовской концепции психического аппарата. Как известно, в "Наброске" Фрейд описывал нейронную систему с помощью двух главных понятий: нейрона и количества. Количества энергии перемещаются в системе, выбирая на развилках нейронов свой путь — в зависимости от сопротивления (“препятствия для контактов”) или, напротив, проложенного пути (см.: Пролагание пути*) — от одного элемента к другому. Существует очевидная аналогия между этим нейрофизиологическим описанием и последующими описаниями психического аппарата, также вводящими в действие два элемента: цепочки, или системы представлений, и психическую энергию.

Старое понятие принципа инерции может помочь в уточнении смысла фундаментальных "экономических" принципов, управляющих функционированием психического аппарата.

*

Смысл инерции в физике заключается в том, что "точка которая не подвергается воздействию механической силы или чего-либо иного, бесконечно сохраняет скорость, постоянную по величине и направлению (включая и те случаи, когда эта скорость равна нулю, и, следовательно, тело находится в состоянии покоя)" (1).

1) Фрейдовский принцип инерции применительно к нейронной системе в известной мере аналогичен физическому принцитпу инерции. Он формулируется так: "Нейроны стремятся полностью освободиться от энергии" (2).

Образцом такого функционирования может быть определенная концепция рефлекса, согласно которой все количество возбуж­дения, получаемого нейронами в рефлекторной дуге, полностью разряжается на моторно-двигательном полюсе. В общем, нейронный аппарат у Фрейда функционирует так, чтобы не только разряжать уже возникшие возбуждения, но и избегать всего того, что может их вызвать. К внутренним возбуждениям принцип инерции применим лишь в измененном виде; так, для разрядки необходимо специфическое действие*, которое, в свою очередь, предполагает определенный запас энергии.

2) Отношение между фрейдовским пониманием принципа инерции и его применением в физике достаточно свободное:

а) инерция в физике — это свойство движущихся тел, а у Фрейда это не свойство подвижных элементов, переносящих возбуждение, но активная тенденция системы, внутри которой перемещаются кванты энергии;

б) в физике принцип инерции — это всеобщий закон, лежащий в основе всех рассматриваемых явлений, он обнаруживается, во­преки поверхностному наблюдению, даже в тех случаях, которые, казалось бы, ему противоречат. Например, движение ракеты, видимо, прекращается само по себе, однако с точки зрения физики эта остановка обусловлена сопротивлением воздуха, так что, если отвлечься от этого случайного обстоятельства, закон инерции оста­ется в силе. Напротив, при переносе закона инерции в область психофизиологии принцип инерции уже не определяет естественный порядок вещей, будучи ограничен другим способом функционирования. Фактически образование групп нейронов с постоянным зарядом предполагает действие определенного закона — закона постоянства*, препятствующего свободному распространению энергии. Лишь посредством вывода, заранее предполагающего некоторую целесообразность, можно утверждать, как это делает Фрейд, что принцип инерции включает использование накопленной энергии для достижения собственных целей;

в) другим примером перехода от механического к целесообразному служит осуществляемый Фрейдом вывод тенденции к уклонению от всех источников возбуждения из общего принципа разрядки возбуждения.

3) Как мы видим, для сохранения хотя бы некоторой биологической обоснованности Фрейду пришлось сразу же ввести в трактовку принципа инерции важные изменения. В самом деле, как может выжить функционирующий таким образом организм? Как он вообще может существовать, если само понятие организма предполагает устойчивое различие между энергетическим уровнем организма и его окружения?

*

Однако противоречия во фрейдовском понимании принципа нейронной инерции не отменяют, по нашему мнению, его основной интуиции, связанной с самим открытием бессознательного. В своем клиническом опыте Фрейд находит аналог свободному распростра­нению энергии в нейронах, поскольку для первичного процесса*, например, характерно свободное перемещение смыслов.

И потому принцип Нирваны*, который появляется в работах Фрейда позже, в "поворотные" 20-е годы, может рассматриваться как новое утверждение — в решающий момент развития фрейдов­ской мысли — глубинной интуиции, лежавшей в основе его понимания принципа инерции.

(1) Lalande (A.). Vocabulaire technique et critique de la philosophy, Paris, P.U.F., 1951.

(2) Freud (S.). Aus den Anfangen der Psychoanalyse, 1895. Нем., 380; англ.. 356; франц., 316.

ПРИНЦИП НИРВАНЫ

Нем.: Nirwanaprinzip. — Франц.: principe de nirvana. — Англ.: Nirvana princip­le. — Исп.: principio de nirvana. — Итал.: principio del Nirvana. — Португ.: principio de nirvana.

• Термин Барбары Лоу, который используется Фрейдом для обозначения тенденции психического аппарата к полному устранению или, по крайней мере, к предельно возможному уменьшению внутреннего или внешнего возбуждения.

Слово "Нирвана", распространившееся на Западе благодаря Шопенгауэру, взято из буддистской религии, где оно означает "угасание" человеческого желания, стирание индивидуальности в коллективной душе, состояние спокойствия и совершенного счастья.

В работе "По ту сторону принципа удовольствия" (Jenseits des Lustprinzip, 1920) Фрейд, вслед за английским психоаналитиком Барбарой Лоу, формулирует принцип Нирваны следующим образом: это "...тенденция к ослаблению, постоянству, подавлению внутреннего напряжения, связанного с возбуждением" (1). Точно так же Фрейд определяет в этом тексте принцип постоянства, в связи с чем возникает двусмысленность: тенденция к сохранению постоянного энергетического уровня отождествляется с тенденцией к полному уничтожению возбуждения (см.: Принцип постоянства).

Существенно, что Фрейд вводит понятие Нирваны в его фило­софском значении в той работе, где он далеко продвигается по пути умозрения; в индуистском или шопенгауэровском понятии Нирваны Фрейд находит соответствие принципу влечения к смерти*. Это соответствие подчеркивается в работе "Экономическая проблема мазохизма" (Das okonomische Problem des Masochismus 1924): "Принцип Нирваны выражает ту же направленность, что и влечение к смерти" (2). И в этом смысле принцип Нирваны означает нечто большее, нежели ... закон постоянства или гомеостазиса; это глубинная направленность на полное устранение возбуждения, которая у Фрейда ранее называлась “принципом инерции”*.

Вместе с тем понятие Нирваны означает опорную связь между удовольствием и самоустранением — связь, навсегда оставшуюся для Фрейда проблемой (см.: Принцип удовольствия).

(1) Freud (S.). G.W., XIII, 60; S.E., XVIII, 51: франц., 59.

(2) Freud (S.). G.W., XIII, 373; S.E., 160; франц., 213.

ПРИНЦИП ПОСТОЯНСТВА

Нем.: Konstanzprinzip. — Франц.: principe de constance. — Англ.: principle of constance. — Исп.: principio de constancia. — Итал.: principio di costanza. — Португ.: principio de constencia.

• Выдвинутый Фрейдом принцип, согласно которому психический аппарат стремится поддерживать имеющееся в нем количество воз­буждения на возможно более низком и устойчивом уровне. Постоянство достигается, с одной стороны, разрядкой уже имеющейся энергии, с другой — избеганием всего того, что могло бы усилить возбуждение и вызвать защитную реакцию.

• Принцип постоянства — это основа экономической теории Фрейда. Он присутствует у Фрейда с самого начала, будучи скрытой предпосылкой функционирования психического аппарата, стремящегося поддержать постоянный уровень внутреннего возбуждения. В случае внешних возбуждений это достигается посредством особых механизмов, позволяющих избегать этих возбуждений. В случае увеличения внутреннего напряжения это достигается посредством механизмов защиты и разрядки (отреагирования). Различные проявления психической жизни суть не что иное, как более или менее удачные попытки сохранить или восстановить это постоянство.

Принцип постоянства тесно связан с принципом удовольствия, поскольку неудовольствие, с точки зрения экономической,—это субъективное восприятие возрастающего напряжения, а удо­вольствие — восприятие убывающего напряжения. Однако отно­шения между субъективными ощущениями удовольствия и неудовольствия и лежащими в их основе экономическими процес­сами, по Фрейду, весьма сложны: например, возрастание напря­жения иногда может вызывать чувство удовольствия. Из этого следует, что принцип постоянства не тождествен принципу удо­вольствия (см.: Принцип удовольствия).

*

Положив в основу психологии закон постоянства, Фрейд и Брейер следовали широко распространенному в научных кругах конца XIX в. требованию, согласно которому психология и психофизиология, как и любая другая наука, подчиняются общим принципам физики. Как предшественники Фрейда (например, Фехнер, придававший своему "принципу устойчивости" универсаль­ное значение) (1), так и его современники неоднократно пытались обнаружить в психофизиологии закон постоянства.

Однако, как отмечал и сам Фрейд, простота понятия постоян­ства — это лишь видимость, поскольку "под ним можно понимать совершенно различные вещи" (2а).

В психологии, заимствовавшей идею постоянства из физики, принцип постоянства понимается в весьма различных смыслах:

1) некоторые авторы ограничиваются применением в пссихологии принципа сохранения энергии, согласно которому количество энергии в замкнутой системе остается постоянным. При таком подходе психические факты зависят от наличия психической или нервной энергии, количество которой остается неизменным при различных ее преобразованиях и перемещениях. Этот закон обосновывает саму возможность перевода психологических фактов на язык энергетики. Отметим, что данный принцип, лежащий в основе экономической теории психоанализа, относится к иному уровню, нежели тот фундаментальный принцип, который у Фрейда называется принципом постоянства.

2) Принцип постоянства иногда понимается как нечто сходное со вторым законом термодинамики: различия энергетического уровня внутри замкнутой системы стремятся к равновесию как к идеальному конечному состоянию. Фехнеровский "принцип устойчивости" весьма близок ему по смыслу. Однако, при подобных сопоставлениях нужно четко определить, о чем собственно идет речь, применим ли этот закон к психическому аппарату или же кзаключенной в нем энергии, к цельной системе психика — организм или же к системе организм — окружающая среда? В зависимости от конкретных случаев само понятие тенденции к энергетическому равновесию может иметь прямо противоположную направленность. Если это предположение верно, внутренняя энергия организма оказывается сводимой к неорганическому сос­тоянию (см.: Принцип Нирваны).

3) Наконец, принцип постоянства может пониматься в смысле саморегуляции: функционирование той или иной психической системы направлено на сохранение постоянства различий между собственным энергетическим уровнем и энергетическим уровнем окружения. Принцип постоянства утверждает тогда существование относительно замкнутых систем (будь то психика или же организм в целом), стремящихся сохранить или восстановить своеобразие своего облика и своего энергетического уровня при всех своих обменах с окружающей средой. И потому есть смысл сопоставить понятие постоянства с понятием гомеостазиса у физиолога Кэннона (а).

*

Из-за такого разнообразия значений точно определить, как Фрейд понимал принцип постоянства, нелегко. Фактически его формулировки (которыми, впрочем, и сам он не был доволен (За)) нередко двусмысленны и даже противоречивы: "...психика имеет тенденцию к поддержанию возможно более низкого или хотя бы постоянного уровня возбуждения" (Зb). Именно с этой тенденцией Фрейд связывает "...ослабление, сохранение, подавление внутреннего напряжения" (Зс). Иначе говоря, тенденцию к полному устранению внутренней энергии системы вряд ли можно уподобить тенденции живых организмов к сохранению постоянного (пусть даже высокого) энергетического уровня при взаимодействии с окружением. По сути, эта вторая тенденция может выражаться как в стремлении к возбуждению, так и в стремлении к разрядке.

Противоречия, неточности, смысловые сдвиги в высказываниях Фрейда по этому поводу можно понять, только если выявить — четче, чем это сделано у Фрейда, — тот опыт и те теоретические задачи, которые лежат в основе всех его попыток определить смысл закона постоянства в психоанализе.

*

Принцип постоянства — это часть теоретической концепции, совместно разработанной Брейером и Фрейдом в 1892—1895 гг. для объяснения феномена истерии: симптомы связываются ими с не­достатком отреагирования, а опора лечения ищется в адекватной разрядке аффектов. Однако, сопоставив две теоретические работы, написанные этими авторами порознь, мы замечаем, что сходство между ними лишь внешнее, что их подходы весьма различны.

В теоретическом разделе "Исследований по истерии" (Theoretisches. In: Studien uber Hysterie, 1895) Брейер рассматривал условия функционирования центральной нервной системы как относитель­но независимой системы в организме. Он видел в ней два типа энергии. С одной стороны, это потенциальная энергия, или же "внутримозговое тоническое напряжение", с другой — кинетичес­кая энергия, функционирующая в психическом аппарате. Принцип постоянства управляет именно тоническим возбуждением: "В организме существует тенденция к поддержанию постоянного уров­ня внутримозгового возбуждения" (4). Здесь следует отметить три важных момента:

1) закон постоянства рассматривается как закон оптимального уровня возбуждения. Существует благоприятный для организма энергетический уровень, который должен быть восстановлен пос­редством разрядки, если уровень возбуждения повышается; но также и посредством подзарядки (особенно во сне), если этот уровень слишком понижается;

2) постоянству могут угрожать либо однообразное состояние общего возбуждения (например, состояние напряженного ожидания), либо неравномерность распределения возбуждения в психике (аффекты);

3) поддержание или восстановление оптимального уровня возбуждения необходимо для свободного обращения кинетической энергии. Беспрепятственное функционирование мышления, нормальный процесс ассоциации идей означают, что психическая саморегулировка не нарушена.

Фрейд в "Наброске научной психологии" (Entwurf einer Psychologie, 1895) также исследовал условия функционирования нейронного аппарата. Однако, на первый план у него выходит не принцип постоянства (поддержание определенного энергетического уровня), но принцип нейронной инерции*, согласно которому нейроны стремятся полностью освободиться от какого бы то ни было возбуждения. Вводя затем тенденцию к поддержанию постоянства энергии, Фрейд трактовал ее как "вторичную функцию, затребованную самой жизнью", или, иначе, как видоизмененный принцип инерции: "Нейронная система вынуждена отказаться от своей изначальной тенденции к инерции, к достижению нулевого энергетического уровня. Для обеспечения специфического действия она должна иметь определенный энергетический запас. Однако, способ осуществления всего этого оказывается продолжением первой тенденции, лишь слегка видоизмененной усилием, направленным на сохранение предельно низкого энергетического уровня и защиту от его возрастания, или, иначе, на поддержание его постоянства" (2b). По Фрейду, принцип инерции управляет первичными функциями психического аппарата, обращением в нем свободной энергии. Закон постоянства, даже если он и не формулируется как независимый принцип, соотнесен со вторичными процессами, в которых связанная энергия поддерживается на определенном уров­не.

Теперь становится очевидным, что хотя внешне Брейер и Фрейд используют одни и те же понятия, их теоретические модели совер­шенно различны. Мысль Брейера развивается в сторону биологии и предвосхищает современные идеи гомеостазиса и саморе­гулирующихся систем (б). Напротив, идеи Фрейда кажутся с точки зрения наук о жизни ложными: ведь он стремится дедуктивно вывести функционирование живого организма со всеми его приспособительньми навыками, с его энергетическим постоянством из принципа, отрицающего любое устойчивое различие уровней.

Это различие между Брейером и Фрейдом (впрочем, нигде явно не сформулированное (г)) имеет важное значение. Ведь действие принципа инерции — это особый процесс, обнаруженный Фрейдом благодаря сделанному им незадолго до этого открытию бессозна­тельного. Это первичный процесс*, описанный в "Наброске науч­ной психологии" на примерах сновидений и симптомов, особенно истерических. Для первичных процессов характерно беспрепятст­венное распространение, или "свободное перемещение", энергии (2с). На уровне психологического анализа обнаруживается, что при этом одно представление может полностью замещаться другим, заимствуя все его качества и самое силу его воздействия: "истерик,который плачет из-за А, и не подозревает, что виной тому - ассоциация между А и В, причем В, быть может, и не играет никакой роли в его психической жизни. Символ здесь полностью подменил собою вещи" (2d). Этот сдвиг значения с одного представления на другое, клинический опыт, свидетельствующий о силе воздействия замещающих представлений, естественным образом объясняются у Фрейда "экономикой" принципа инерции. Свободные сдвиги смысла и полная разрядка психической энергии для Фрейда одно и то же, при том, что этот процесс совершенно противоположен сохранению энергетического постоянства.

Конечно, и в "Наброске" речь идет о принципе постоянства, но лишь как о силе, противодействующей полной разрядке и тормозящей ее. Задача связывания психической энергии и поддержания ее на предельно высоком уровне возлагается на Я, которое способно выполнять эту функцию, поскольку и само оно является совокуп­ностью представлений или нейронов с постоянным уровнем энер­гетической нагрузки (см.: Я).

Таким образом, родство между первичным и вторичным про­цессами не означает, что в общем процессе развития жизни одно следовало за другим, или что в истории живого организма принцип инерции сменился принципом постоянства: это лишь родство двух разных психических процессов, двух принципов функцио­нирования психики (д).

Напомним, что на различии этих принципов построена глава VII из "Толкования сновидений" (die Traumdeutung, 1900). Здесь Фрейд выдвинул предположение о том, что "...в основе работы психического аппарата лежит тенденция к предотвращению накоп­ления возбуждений и, насколько возможно, к избеганию возбуж­дений" (5а). Этот принцип с характерным для него "свободным перемещением количеств возбуждения" Фрейд называл "принципом неудовольствия". Он лежит в основе функционирования бессозна­тельного. Система Предсознание-Сознание функционирует иначе — "посредством энергетических нагрузок она вызывает торможение этого (свободного) потока, преобразует нагрузки в потенциальную энергию и повышает ее уровень” (5b). В дальнейшем противополож­ность двух систем функционирования психики связывается у Фрей­да с противопоставлением принципа удовольствия* принципу реальности*. Ради понятийной ясности следует, однако, сохранить различие между тенденцией к понижению — вплоть до нуля — уровня возбуждения и тенденцией к поддержанию постоянного уровня возбуждения: очевидно, что принцип удовольствия соотне­сен с первой тенденцией, а принцип реальности — со второй.

*

Лишь в 1920 г. в работе "По ту сторону принципа удовольствия" (Jenseits des Lustprinzips) Фрейд четко сформулировал "принцип постоянства". В этой связи следует особо отметить следующие моменты:

1) принцип постоянства выступает как экономическое обоснование принципа удовольствия (3d);

2) в определениях этого принципа сохраняется двусмысленность: тенденция к ослаблению напряжения и тенденция к поддержанию постоянного энергетического уровня выступают как тождественные;

3) вместе с тем тенденция к полному устранению возбуждения (или принцип Нирваны*) считается основной, а другие принципы выступают как ее разновидности;

4) хотя Фрейд видел "в душевной жизни, а быть может, и в нервной системе в целом" (Зе) лишь одну тенденцию (какие бы причудливые формы она ни принимала), на уровне влечений он ввел фундаментальный и неустранимый дуализм влечений к смерти*, или к полному устранению напряжений, и влечений к жизни*, или сохранению и созданию живых организмов, что пред­полагает более высокий уровень энергетического напряжения. Этот дуализм влечений многие авторы считают дуализмом принципов: он раскрывается в последовательности главных фрейдовских противо­поставлений, таких, как свободная энергия — связанная энергия*, высвобождение — связывание* (Entbindung-Bindung), первичный процесс — вторичный процесс* (см.: Влечение к смерти).

Фрейду не удалось обнаружить антитезу, которая соответство­вала бы вышеперечисленным противоположностям на уровне психической экономики. В "Наброске научной психологии" раз­граничиваются принцип инерции и принцип постоянства, однако в дальнейшем это разграничение не внесло ясности в общую путаницу вокруг принципа постоянства.

а) В своей книге "Мудрость тела" (Wisdom of the body, 1932) У.Б.Кэннон называет гомеостазисом физиологические процессы, посредством которых тело стремится сохранить постоянство состава крови (при кровообращении). Эти процессы были описаны применительно к различным составляющим крови, таким как вода, соль, сахар, белки, жир, кальций, кислород, ионы водорода (кислотно-щелочное равно­весие), а также применительно к температуре крови. Этот список параметров можно было бы расширить, включив в него также минералы, гормоны, витамины и пр.

Таким образом, идея гомеостазиса опирается на динамическое равновесие в живом организме, а вовсе не на сохранение наименьшего уровня напряжения.

б) Как известно, Брейер работал вместе с нейрофизиологом Герингом над одной из важнейших саморегулирующихся систем в организме — дыханием. ^^

г) О трудностях в выработке общего для обоих авторов подхода к принципу постоянства свидетельствует ряд определений в разделе "Первоначальное сообщение" из "Исследований истерии".

В "Теории истерического припадка" (Zur Theorie des hysterisches Anfalles, 1892) -рукописи, посланной Брейеру, а также в письме Брейеру от 29.06.1892 (6) Фрейд говорит о тенденции к "сохранению постоянства" "порций возбуждения" в нервной системе.

В докладе Фрейда, сделанном через 10 дней после публикации Communication preliminaire (Wiener medizinische Presse, 1893, n. 4, заглавие то же), Фрейд говорил лишь о тенденции к "понижению уровня возбуждения" (7).

Наконец, принцип постоянства не выдвигается и в окончательном варианте Communication preliminaire, представленном в "Исследованиях истерии".

д) Проблемы, с которыми сталкиваются здесь Брейер и Фрейд, становятся яснее при разграничении уровней:

1) уровень организма, где господствуют механизмы гомеостазиса и правит один лишь принцип постоянства. Этот принцип имеет значение не только для организма в целом, но и для отдельной его части — нервной системы, не способной функционировать без сохранения и восстановления постоянства условий. Именно это имел в виду Брейер, говоря о постоянстве тонического внутримозгового возбуждения;

2) уровень психики как объект фрейдовских исследований. Егоможно далее подрасчленить на:

а) бессознательные процессы, предполагающие в итоге бесконечное скольжение значений, или, на языке энергетики, совершенно свободное перетекание возбуж­дений;

б) вторичный процесс в системе Предсознание-Сознание, предполагающей связывание энергии посредством Я или "формы", способной сохранять и восста­навливать свои границы и энергетический уровень.

В целом оказывается, что Брейер и Фрейд имеют в виду различные реальности: Брейер ставит вопрос о нейрофизиологических условиях нормального функционирования психики, а Фрейд — вопрос о том, что ограничивает и упоря­дочивает первичные процессы в человеческой психике.

Однако у Фрейда как в "Наброске", так и в более поздних работах, например, "По ту сторону при



infonko.ru/tyazhkie-prestupleniya-protiv-lichnosti-kak-socialno-pravovaya-problema.html infonko.ru/tyoplie-otnosheniya-monsanto-s-pravitelstvom.html infonko.ru/type-of-classroom-interaction.html infonko.ru/types-of-business-organisations.html infonko.ru/tyumenskij-gosudarstvennij-institut-iskusstv-i-kulturi.html infonko.ru/tyumenskij-gosudarstvennij-universitet.html infonko.ru/t-zh-sam-akc-bulo-realzovano-po-4-dol-ssha-za-kozhnu.html infonko.ru/u27-traektoriya-dvizheniya-skreperov.html infonko.ru/u-2k-resprator-proti-pilovij-priznachenij-dlya-zahistu-organv-dihannya-vd-silkatno-metalurgjno-grnichorudno-cementno-vuglno-tabachno-ta-nsho-pilyuki.html infonko.ru/u37-zemlesosnij-sposob-razrabotki-grunta.html infonko.ru/u41-shemi-sposobov-fizicheskogo-bureniya.html infonko.ru/u-abelya-ne-bilo-mertvih-sezonov.html infonko.ru/uag-uaa-uga-bessmislennie-tripleti.html infonko.ru/uajt-white-lesli-elvin-1900-1975.html infonko.ru/uart-universalnij-asinhronnij-priemoperedatchik.html infonko.ru/ubedite-sebya-chto-vi-uzhe-nahodites-v-processe-vizdorovleniya.html infonko.ru/u-beremennoj-diagnostirovan-bakterialnij-disbakterioz-vlagalisha-kakoj-preparat-sleduet-vibrat-v-etom-sluchae.html infonko.ru/u-besnovatih-muchenicheskaya-zhizn.html infonko.ru/ubezhdenie-i-vnushenie-kak-osnovnie-metodi-vozdejstviya-uchitelya-na-uchenika.html infonko.ru/ubezhdenie-kak-metod-i-menedzhmenta.html