INFONKO.RU

На пути к глобальному кризису СССР. 1964 - 1985 гг.

Руководство страны, пришедшее к власти после снятия Н.Хрущева, в качестве основных принципов общественной жизни определило стабильность, устойчивость, коллективность управления. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.Брежнев[706], М.Суслов[707] видели залог стабильности в отказе от реформирования экономики и политики десталинизации. Другая часть лидеров в лице А.Косыгина[708], Ю.Андропова считала возможным продолжение экономических реформ, либерализацию общественно-политической жизни и на этой основе укрепление социалистической системы.

В 1966 - 1970 гг. власти придерживались еще реформаторской линии, в силу ее популярности в определенных кругах общества. Под руководством А.Косыгина была реализована, задуманная еще в начале 1960-х гг., экономическая реформа. Она распространялась как на сельское хозяйство, так и на промышленность. Экономическая реформа в деревне проводилась в соответствие с решениями мартовского Пленума ЦК КПСС 1965г. Она проявилась в росте дотаций государства аграрному сектору, в расширении самостоятельности колхозов и совхозов, в снижении норм обязательных поставок сельскохозяйственной продукции и повышении на нее закупочных цен, в разрешении реализовывать сверхпроизведенное по свободным ценам, в отмене ограничений на приусадебное хозяйство. Была прекращена кукурузная эпопея, сокращены размеры посевов на целине, увеличены вложения в сельское хозяйство европейской части страны. Руководство реабилитировало генетику и подвергло резкой критике насаждение в сельском хозяйстве лженаучных технологий Г.Лысенко. Сентябрьский Пленум ЦК КПСС 1965г. взял курс на реформирование промышленности. В ходе реформы упразднили Советы народного хозяйства и вернулись к отраслевому управлению. Было создано 11 общесоюзных и 17 республиканских министерств. При этом осуществлялось сочетание централизованного руководства с расширением самостоятельности предприятий. Число плановых показателей, спускаемых сверху, уменьшилось с 39 до 9. Главным признавался объем реализованной, а не валовой, как раньше, продукции. Важным показателем стала прибыль, часть которой предприятия могли оставлять себе, создавать поощрительные фонды, направлять их на строительство жилья, объектов соцкультбыта, денежные премии.

Реализация «косыгинской» реформы в 1966 - 1970-х гг. дала положительные результаты. Народное хозяйство СССР избавилось от кризисных явлений начала 1960-х гг. и стало развиваться более стабильно и динамично. Улучшились показатели экономического развития и жизнеобеспечения людей. Объем промышленного производства вырос на 50%, сельского хозяйства - на 21%. Ускоренно развивался Западно-Сибирский регион, проводились работы по созданию Саянского, Оренбургского, Южно-Таджикского, Братского и др. промышленных комплексов. К концу 1960-х гг. Советский Союз впервые обогнал США по добыче угля и железной руды, по производству цемента, тепловозов, тракторов и комбайнов. На некоторое время удалось ослабить зависимость страны от закупок продовольствия, в том числе и зерна, за рубежом. Совершенствовался быт советских людей. Ширились масштабы жилищного и дорожного строительства. В 11 городах страны было проложено метро. Завершилась электрификация и началась газификация сельской местности. Новые принципы хозяйствования дали позитивные результаты даже в сфере производства культурных ценностей. Так, в 1966г. под руководством Чухрая было создано объединение деятелей кинематографии, заработная плата членов которого зависела от сбора средств, полученных от проката фильмов, т.е. от их качества. В итоге из 39 фильмов, созданных кинематографистами за 10 лет[709], каждый четвертый получил или Государственную премию, или премии разных фестивалей. В их числе фильм Мотыля «Белое солнце пустыни», Н.Михалкова «Раба любви», Ю.Даниэля «Не горюй» и др. В целом восьмая пятилетка, в годы которой проводилась экономическая реформа А.Косыгина, оказалась одной из самых успешных и получила название «золотой».



Следующие 1970-е гг. официальной пропагандой и советскими историками оценивались как время развитого социализма, внутренней стабилизации, роста благосостояния народа, разрядки международной напряженности и т.д. Со второй половины 1980-х гг. этот период стали называть этапом «застоя» в экономике, «неосталинизма» в политико-идеологической сфере, нарастания конфликтов во внешней политике и в целом накопления кризисных явлений.

В начале 1970-х гг. на Западе развернулся новый этап научно-технической революции. Под воздействием сырьевого кризиса наука развитых государств совершила поворот к ресурсосберегающим технологиям. Началась массовая компьютеризация, стали развиваться робототехника и биотехнологии. Интенсификация привела к росту производительности и качества труда, к увеличению национального богатства европейских стран. В результате был, достигнут сравнительно высокий уровень благосостояния и социальной защищенности населения, уменьшилось число абсолютно неимущих и бедных[710]. На новый уровень в западных государствах поднялась и демократия. Главным достижением борьбы за нее стало обеспечение прав личности, расширение возможностей для влияния каждого гражданина на жизнь общества. На межгосударственном уровне на второй план отошли интересы отдельного государства[711], углубились интеграционные процессы[712], стирались национальные особенности[713]. Все это позволило Западу получить второе дыхание, преодолеть распад и обрести новый современный облик.

Советский Союз, несмотря на достигнутые в годы восьмой пятилетки результаты, к началу 1970-х гг. по всем основным показателям отставал от Запада и, особенно, США. Производительность труда в промышленности составляла 40-50% от американской, а в сельском хозяйстве 15-20%. США превосходил СССР по протяженности железных дорог в 2,5 раза, по производству грузовых машин - в 4, синтетических материалов - в 8, электронно-вычислительных машин - в десятки раз. В 1970г. один работник советского сельского хозяйства собирал в год 4,5 тонны зерна и 320 кг мяса, а американец 54,7 тонн и 2470 кг мяса соответственно[714]. Серьезной проблемой для Советского государства было прогрессирующее загрязнение природной среды, стояла задача сохранения почвы, лесов, воды, животного мира.

Иными словами в СССР в семидесятые годы существовала необходимость углубления экономической реформы, направления ее в русло свободного рынка, конкуренции, предпринимательства с тем, чтобы догнать развитые страны Запада. Однако к этому времени победу одержали консерваторы, группирующиеся вокруг Л.Брежнева. Главным средством стабильности и экономического роста они считали усиление администрирования и регламентирования хозяйственной жизни. Поэтому социально-экономическое развитие СССР в 1970-е - первой половине 1980-х гг. проходило под знаком резкого усиления централизованного управления, ограничения экономической власти регионов, недопущения любой самостоятельности предприятий. Число плановых показателей, спускаемых министерствами, выросло за эти годы с 9 до 1500.

Руководство страны, несмотря на декларации[715], не захотело встать на западный путь углубления НТР, начать разработку наукоемких технологий. К этому времени в правящих кругах окончательно победила позиция о более выгодном вкладывании денег и труда в добычу сырья, а не в науку. Основным хребтом экономики стал топливно-энергетический комплекс. Только в Западной Сибири, в 1970-е гг. добыча нефти возросла в 10, а газа - в 16. Другими приоритетными отраслями, как и ранее, была индустрия, военно-промышленный комплекс. Выход советской экономики на удовлетворение материальных потребностей человека по-прежнему был минимальным. Таким образом, в эти годы экономике СССР не удалось сойти с экстенсивного пути развития, с наезженой колеи расширенного воспроизводства с упором на индустриальные и сырьевые отрасли. За 1960 - 1985 гг. доля топливно-сырьевого экспорта СССР поднялось с 16,2 до 54,4 %, а доля машин и сложной техники упала с 20,7 до 12,5%[716]. Это был путь к экономике «колониального» характера.

Политика государства в аграрной сфере в 1970-е - первой половине 1980-х гг. также не выходила за рамки советских социалистических подходов. «Большой скачок» проявился в осуществлении так называемой «второй коллективизации». Речь шла об объединение сельского хозяйства с обслуживающими отраслями промышленности, создание агропромов. Агропромы рассматривались главным направлением слияния государственной и кооперативно-колхозной форм собственности, столбовой дорогой к бесклассовому коммунистическому обществу. Попытка интегрировать сельское хозяйство в промышленность вылилась в новый этап уничтожения деревни. Промышленный подход к сельскому хозяйству требовал концентрации работников и, подобных городским, условий труда. Поэтому в конце 1970-х гг. была разработана и стала реализовываться программа ликвидации 200 тыс. «неперспективных» деревень. В ходе этой компании ликвидировались остатки крестьянских традиций и естественного для деревни жизненного уклада, начался отток населения в города.

Чтобы остановить поток людей покидавших деревню, руководство объявило поход на «вторую целину», под которой подразумевалась реализация программы по развитию Нечерноземной Центральной России. Кроме того, для подъема сельского хозяйства стали строить грандиозные каналы и системы для обводнения и орошения, разрабатывать проекты переброски части северных рек на юг[717] и т.д. Эти и другие меры положение в сельском хозяйстве не улучшили. Несмотря на гигантские суммы, вкладываемые советским правительством в аграрный сектор, деревня все больше деградировала и умирала. В целом в 1971 - 1985 гг. в экономике СССР по всем важнейшим показателям наблюдалось нарастание отрицательной динамики. Рост производительности труда в 8-ой пятилетке составлял 37%, в 9-ой - 25%, в 10-ой - 17%. Прирост объемов производства промышленности и сельского хозяйства равнялся в 1970 - 1975 гг. 43 и 13%, в 1975 - 1980 гг. - 24 и 9%; в 1980 - 1985 гг. - 20 и 6%. Темпы увеличения национального подхода составляли 41, 28, 21, 11 % соответственно[718].

Руководство страны пыталось объяснить такое положение исключительно объективными факторами: неблагоприятной демографической ситуацией[719], снижением удельного веса трудоспособного населения; истощением старых источников сырья и резким в этой связи удорожанием его добычи и перевозки с места новых месторождений; физическим износом и моральным старением оборудования; усилением международной напряженности и необходимостью для защиты страны; увеличения расходов на развитие военной промышленности. При этом мало кто признавался, что главная причина кризиса заключалась в неэффективности советской экономической модели.

Спад экономики привел к накапливанию противоречий в социальной сфере. В 1970-е гг. повышение жизненного уровня населения было провозглашено стратегической целью КПСС. В начале этого периода проблемы в социальном секторе еще остро не ощущались. Государство, используя «нефтедоллары», производило массовые закупки за рубежом промышленных и продовольственных товаров, что в определенной степени покрывало товарный дефицит. Некоторый подъем жизненного уровня населения обеспечивался за счет повышения заработной платы[720] и стипендий, гарантированных выплат пенсий, реализации программы предоставления льгот участникам Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. Правительство вкладывало значительные средства в жилищное строительство, образование, здравоохранение, культуру и спорт. В дальнейшем по мере нарастания экономического кризиса появился и социальный. Фактически утвердился остаточный принцип финансирования социальных программ - на социальные нужды выделялось то, что оставалось от финансирования тяжелой индустрии, обороны. Это сказалось на благосостоянии людей. Постоянной, не сходящей с повестки дня, стала проблема снабжения населения продовольствием[721]. В некоторых областях ввели карточную систему распределения продуктов. По уровню потребления на душу населения СССР занял 77 место в мире[722]. 90% населения страны имели заработную плату от 50 до 250 рублей в месяц. Этих денег едва хватало на удовлетворение скромных потребностей в питании и одежде[723]. Власти заявляли, что пятая часть доходов семей составляют общественные фонды потребления. При этом умалчивалось, что львиная доля этих фондов доставалась избранным лицам через систему спецраспределителей, номенклатурных больниц, санаториев и т.д. Кризисные явления накапливались и в здравоохранении[724], образовании, жилищном строительстве[725]. С 1969 по 1985 гг. средняя продолжительность жизни уменьшилась с 69 до 66 лет[726]. По этому важнейшему показателю СССР занимала только 35-е место в мире.

Социально-экономический кризис дополнялся политическим. Утверждение консервативного курса в этой сфере происходило сравнительно плавно. В 1964г. было отменено деление руководящих партийных, советских и др. руководящих органов по производственному признаку, восстановлено их единство. В 1966г. XXIII съезд КПСС восстановил Политбюро и пост Генерального секретаря ЦК КПСС. Из устава КПСС было извлечено положение о нормах сменяемости секретарей партийных комитетов. Примерно через полгода после снятия Н.Хрущева началась скрытая реабилитация И.Сталина. Его имя и положительный образ появились в мемуарах, периодике, книгах, кинофильмах. Это вызвало протест передовых деятелей науки, литературы, искусства и т.д., что не позволило власти пойти на открытую реабилитацию И.Сталина. Однако был снят вопрос о преодолении культа личности, и прекратилась реабилитация жертв сталинских репрессий. После событий 1968г. в Чехословакии руководство СССР открыто берет консервативный внутриполитический курс. Ужесточилась цензура, возрос порог секретности для публикующихся изданий, началось глушение западных радиостанций, взято под контроль идеологическое содержание художественных выставок и т.д. Для увековечивания и апологетики тоталитарной системы была сконструирована концепция развитого социализма, объявившая существовавший в стране порядок высшим достижением социального прогресса. В дальнейшем по мере нарастания противоречий в экономической и социальной сферах политический кризис нарастает. Политическая система оставалась неизменной, но она приобрела особые для Брежневского периода черты. По новой Конституции 1977г. за КПСС закреплялась только идеологическая роль, главным принципом государственной власти провозглашалось полновластие народа, торжественно объявлялись свобода слова, собраний, демонстраций, совести, вводились право на труд, бесплатное образование, охрану здоровья, отдыха, жилище и т.д. В реальной ситуации массы от участия в политической жизни были отстранены, а всевластие единственной партии продолжало укрепляться. Знаменитая, вновь введенная в Конституцию СССР, 6-ая статья определяла КПСС как «руководящую и направляющую» силу советского общества. Участие масс в управлении была иллюзией. По-существу Советы и общественные организации были лишены подлинной самостоятельности, так как их деятельность направлялась партийными организациями и в центре, и на местах. Внутри компартии установилось всесилие бюрократии в лице парткомов разных уровней. Мнение рядовых коммунистов, несмотря на рост рядов КПСС, практически не учитывалось[727].

Проявлением политического кризиса в СССР стала геронтократия - нахождение у власти пожилых людей. С 1965 по 1984 годы практически не обновлялся состав Политбюро ЦК КПСС. В 1970-е гг. средний возраст его членов достиг 70 лет. Большинство из них, включая Л.Брежнева, Ю.Андропова[728], К.Черненко[729] были больными[730] и не могли управлять страной[731]. Но «кремлевские старцы» стремились любой ценой сохранить свою личную власть, устраняли с дороги более молодых и образованных конкурентов, возвеличивали свои персоны[732] и заслуги, награждали себя всевозможными орденами, почестями, премиями[733]. «Верхи», кроме того, с целью укрепления своей власти стремились окружить себя преданными людьми, пополняли высшие звенья управления на основе личных связей. При этом не учитывались деловые качества и компетентность в той сфере, которой предстояло руководить выдвиженцу. В Политбюро и Секретариате ЦК КПСС ведущее положение занимали те люди, кто когда-то работал вместе с Л.Брежневым в Днепропетровске, Молдавии, Казахстане. В их числе К.Черненко, А.Кирилленко, Д.Кунаев и др. Чтобы обеспечить себе поддержку, Л.Брежнев продвигал свое окружение по службе, закрывал глаза на злоупотребления высших чиновников в центре и на местах. В первой половине 1980-х гг. протекционизм, семейственность, коррупция пронизывали все общество сверху[734] донизу[735]. Устанавливается господство региональных кланов в центре и родовых в республиках. Происходит смыкание в ряде мест руководства с преступным миром, складывается мафия. Интересы номенклатуры возобладали над интересами государства и общества. Она попирала законы, давала устные указания, ввела телефонное право, неустанно окружала себя все новыми привилегиями и материальными благами. Опорой Брежневского режима стали военные. Министр обороны входил в Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь обкома партии приравнивался к воинскому званию генерала. Поддержка верхушкой армии правящего режима помогала руководству страны сохранять свою власть. Таким образом, правящая элита всех уровней окончательно отрывается от народа и замыкается в себе.

Следствием разложения верхов стало падение престижа власти в народе, нарастание политической апатии, усиление антиобщественных явлений, включая алкоголизм, проституцию, прогулы, тунеядство. Углубился раскол в сфере интеллигенции. Приближенные к власти деятели поддерживали существующий режим, отстаивали его интересы. «Шестидесятники», выросшие во времена Н.Хрущева, стояли на позициях социализма, но выступали за его демократизацию. Диссидентство, вылившееся в 1970-е гг. в целое движение пропагандировало антикоммунизм и антисоветизм и свою главную задачу видели в борьбе с существующим в СССР строем. Наиболее яркими представителями диссидентского движения были физик А.Сахаров, писатель А.Солженицын, историк Р.Медведев. Главными формами деятельности диссидентов были демонстрации под правозащитными лозунгами, обращения в адрес руководителей страны и судебные инстанции в защиту прав человека, публикация за рубежом литературных произведений, запрещенных в стране, содействие «самиздату» в СССР. С 1975г. начался «хельсинский этап» движения, когда оппозиция стала создавать группы содействия по выполнению в СССР соглашения по правам человека, принятом на международном Совещании в Хельсинки[736]. Действия диссидентов расценивались руководством страны как «вредные», «враждебные» социализму, официальной политике и советскому народу. Под руководством Председателя КГБ Ю.Андропова развернулась масштабная борьба с инакомыслием. С этой целью в рамках Комитета госбезопасности было создано специальное пятое Главное управление. Появились новые законы, в соответствии с которыми любая деятельность диссидентов рассматривалась как особо опасное государственное преступление. Диссидентов преследовали в судебном порядке, сажали в тюрьмы, высылали за рубеж, лишали прописки в Москве и других крупных городах, снимали с работы, помещали в психиатрические больницы и под домашний арест[737]. К началу 1980-х гг. было арестовано около 500 деятелей диссидентского движения, а к 1985г. оно было разгромлено окончательно[738]. Преследование инакомыслия и расправа с диссидентами было еще одним свидетельством политического кризиса страны. По некоторым сведениям недовольство проявляли и трудящиеся[739]. Уже не было исключительной формой протеста забастовочное движение. По данным Верта в 1975 - 1985 гг. произошло около 60 крупных забастовок рабочих[740].

Постепенная смена ориентиров во внутренней политике сказалась и на внешнеполитическом курсе СССР. По отношению к социалистическим странам СССР проводил политику «ограниченного суверенитета», которую называли на Западе «доктриной Брежнева». В семидесятые годы расширилось сотрудничество государств членов СЭВ. В 1971г. была принята Комплексная программа социально-экономической интеграции, предусматривающая специализацию и создание единого рынка соцстран, координацию планов, сближение валютных систем, создание крупных интернациональных предприятий[741]. Это соответствовало аналогичным процессам, происходящим в западных странах, которые создавали транснациональные корпорации и экономическое объединение в рамках общего рынка. Однако позитивный эффект от экономического сотрудничества постоянно снижался из-за стремления руководства СССР навязать союзникам советскую политическую модель развития. Началось с чехословацких событий конца 1960-х годов. В 1968г. чехословацкие руководители предприняли попытку «обновить социализм» путем демократизации общества, внедрения рыночных начал в экономику, расширения связи с Западом. Деятельность лидеров ЧССР была расценена как «контрреволюция». В августе 1968г. в Чехословакию были введены войска СССР, Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши. Произошла смена руководства Чехословакии, которое повернуло к укреплению отношений с СССР. Опасный прецедент был ликвидирован, но проблема внутри социалистического лагеря не исчезла. Погашение «пражской весны» вызвало резкое осуждение со стороны Югославии, Албании и других государств. С конца 1960-х из недружественных во враждебные превратились отношения с Китаем. Весной 1969г. между двумя странами произошел, едва не переросший в советско-китайскую войну, вооруженный конфликт из-за острова Даманский, территориальная принадлежность которого не была четко определена[742]. Усилению напряженности с Китаем в семидесятые годы способствовало расширение военного контингента советских войск на границе с ним, а также курс китайского руководства на проведение в стране экономической реформы на рыночных принципах, что было расценено в СССР как реставрация капитализма. В конце 1970-х новый острый кризис системы социалистического содружества разыгрался в Польше. Под руководством рабочего профсоюза «Солидарность» было организовано ряд крупных антиправительственных выступлений, участники которых потребовали проведения демократических экономических и политических реформ. Советский Союз принял политическое участие в разрешении возникшего в Польше конфликта. По его совету польские лидеры ввели в 1981 - 1983 гг. в стране военное положение, заставив тем самым уйти антиправительственные силы в подполье[743]. Польский кризис положил начало распаду социалистической системы в Европе. Окончательно дистанцировались в эти годы от СССР также Албания, Югославия, КНДР, Румыния. Во второй половине 1980-х гг. социалистический лагерь развалился окончательно.

В 1960-е гг. окончательно рухнула колониальная система и освободившиеся страны стали играть заметную роль в мировой политике. Советский Союз стремился к установлению всесторонних связей с государствами «третьего мира»[744]. Но при этом СССР поддерживал те страны, которые провозгласили курс на «социалистическую ориентацию», устанавливал союзнические отношения с режимами диктаторского типа и со странами, вступившими в конфликт с США и другими капиталистическими государствами. В течении более десяти лет (1964 - 1973) предоставлялась помощь Северному Вьетнаму в борьбе против американской агрессии. В арабо-израильских войнах СССР занял однозначно проарабскую позицию, направив в Египет военных специалистов и большое количество оружия. В «черной» Африке Советский Союз оказывал содействие Анголе, Гвинее-Бисау в их освобождении от колониальной зависимости. Просоветски ориентированным силам обеспечивалась поддержка в ходе гражданских войн в Эфиопии и Никарагуа. Наиболее крупной и долговременной акцией был ввод советских войск в Афганистан[745]. Втянувшись в десятилетнюю гражданскую войну в Афганистане, СССР потерял 14 тыс. убитых, 3,5 тыс. раненых и 300 тыс. пленных советских военнослужащих[746].

В 1970-е гг. произошло потепление во взаимоотношениях СССР и капиталистических государств, получившее название разрядки международной напряженности[747]. Важным событием стало возобновление советско-американских встреч на высшем уровне. В ходе переговоров были подписаны договоры, явившиеся большим шагом человечества к безопасности[748]. Соглашения не означали полного прекращения гонки вооружения, но отсекали ряд ее наиболее опасных направлений. Одновременно расширялись торгово-экономические связи СССР и США. Только в 1973г. было подписано более 20 договоров, начиная от производства в СССР пепси-колы до организации совместного космического полета «Союз-Апполон». За первую половину 1970-х гг. товарооборот двух стран вырос в 8 раз.

Значительные шаги были сделаны в области обеспечения безопасности в Европе. Особое значение в этом плане имели договоренности по Германии. До начала 1970-х гг. правительство ФРГ не признавало послевоенные территориальные разделы, требовало возвращения к границам 1937г. С приходом к власти социал-демократа Вилли Брандта в 1969г. «восточная политика» была пересмотрена. В 1970г. по заключенному между СССР и ФРГ договору признавалась нерушимость существующих в Европе границ, вхождение Восточной Пруссии (Калининградская область) в состав Советского Союза, отказ от применения силы. В 1972г. состоялось взаимное признание ФРГ и ГДР. Одновременно ФРГ заключило соответствующие договоры с Польшей и ЧССР. Все эти соглашения расчистили путь к Совещанию 33 европейских государств, США и Канады 1975г. в Хельсинки, ставшем кульминацией разрядки международной напряженности. Участники Совещания подписали Заключительный акт, который декларировал нерушимость границ, суверенитет, неприменение силы, невмешательство во внутренние дела, соблюдение прав человека и т.д.

Однако разрядка оказалась недолговременной и с конца 1970-х гг. пошла на убыль. Начало резкому обострению международной обстановки, возвращению к политике «холодной войны» положил ввод советских войск в Афганистан, воспринятый Западом как отход СССР от политики разрядки. США отказались ратифицировать договор ОСВ-2 1979г., предприняли против СССР экономические санкции, бойкотировали Московскую олимпиаду 1980г. Прекратился доступ в СССР из-за рубежа лучших образцов техники и наукоемких технологий. Большинство стран-членов ООН также осудило Советский Союз. На Западе была развернута масштабная антисоветская компания. Этому способствовал новый виток гонки вооружений в СССР, продолжение советской экспансии в «третьем мире», размещение ракет с ядерными боеголовками в ГДР и Чехословакии, несоблюдение в Советском Союзе Хельсинского акта о предоставлении политических прав. СССР стали представлять как «империю зла» от которой надо защищаться[749]. Внешняя политика Советского Союза, как и внутренняя, зашла в тупик. Необходимы были решительные перемены.

Вопросы для самоконтроля

1. Обстановка в стране в послевоенный период.

2. Достижения и противоречия внутренней и внешней политики периода хрущевской «оттепели».

3. Экономическая реформа А.Н.Косыгина и ее результаты.

4. Проявление кризиса в экономической, социальной и политической сферах общественной жизни в 1970-е - первой половине 1980 гг.

5. Особенности внешней политики СССР в эпоху Л.И.Брежнева.

6. Оценки «развитого социализма» в советской и современной историографии.


Глава IX. СССР и современная Россия на пути
кардинального реформирования общества.
1985 - 2005 гг.

9.1. Политика М. С. Горбачева.
Курс на ускорение и перестройку
социально-экономического и политического
развития страны. 1985 - 1991 гг.

В пе­ре­до­вом мире 80‑е гг. XX в. положили начало новому этапу НТР. Завершился большой этап реиндустриализации, когда из хозяйства была изъята старая техника, обновлен производственный аппарат[750], введены новые формы организации и управления производством. Полным ходом шла электронная автоматизация производства, конечной целью которой стало создание компьютер­но-ин­тег­ри­ро­ван­ных предприятий, работающих по «безлюдной» технологии, позволяющей объединить в од­ну систему производство, управление, финансы, снабжение, сбыт. Большое значение приобрело развитие биотехнологии, наиболее революционным направлением которой стала генная инженерия. Характерной особенностью явилось повышение роли государства в эко­но­ми­ке капиталистических стран[751]. Главная цель заключалась в том, чтобы не допустить чрезмерного давления монопольных или конкурирующих сил. Но это вмешательство являлось минимальным, основные усилия государственного регулирования были направлены на налоги, финансовую и кре­дит­но-де­неж­ную, внешнеэкономическую сферы, в об­ласть экономического законодательства.

В це­лом капиталистическому миру удалось приспособиться к тре­бо­ва­ни­ям НТР, в 2–4 ра­за повысить производительность труда, при гарантированно высоком качестве продукции удовлетворять растущий спрос потребителей. Этот процесс в ве­ду­щих индустриальных государствах протекал с раз­лич­ной интенсивностью. Дальше всех по этому пути продвинулись США и Япония. Но удалось продемонстрировать «экономические чудеса» и ряду развивающихся стран. Формирование и умелое использование рыночного механизма, а так­же компетентное государственное регулирование в кре­дит­но-фи­нан­со­вой сфере, в фор­ми­ро­ва­нии отраслевых пропорций и т. д. позволили в от­но­си­тельно сжатые сроки преодолеть барьер слаборазвитости и занять достойное место в ми­ро­вой цивилизации Южной Корее[752]. Сумел определить рациональные пути повышения эффективности народного хозяйства с уче­том передовых достижений человечества, не отказываясь при этом от социалистической ориентации, Китай. Особое значение здесь приобрела политика «открытости», позволившая привлечь иностранный капитал, внедрить передовое зарубежное оборудование, тех­но­логии, современные методы организации и управления производством. В ито­ге за 1979–1991 гг. уровень валового внутреннего продукта вырос в 3,3 ра­за, среднегодовые темпы достигли почти 9%[753]. Проведение реформ в ког­да‑то неразвитых странах сопровождалось повышением жизненного уров­ня населения, что обеспечивало им широкую социальную базу, являв­шую­ся гарантом дальнейших преобразований.

Период советской истории 1985–1991 гг. сразу стал объектом внимания ученых[754]. В ра­бо­тах А. П. Бу­тен­ко, П. В. Во­ло­бу­ева, Г. А. Бор­дю­го­ва, В. А. Коз­ло­ва, написанных по горячим следам, события первых лет руководства М. С. Гор­ба­че­ва расценивались как процесс совершенствования социализма, очищения его от наслоений прежних эпох. По мере расширения гласности в ли­те­ра­ту­ре стал подниматься вопрос о не­дос­тат­ках советской социалистической системы, о пре­иму­ществах западного образа жизни и т. д. В пос­лед­нее десятилетие события тех лет оцениваются по нескольким взаимоисключающим направлениям. В рам­ках либерального направления, нашедшего отражение в ра­бо­тах Е. Т. Гайда­ра[755], события 1985–1991 гг. рассматриваются как победа над тоталитаризмом, как продвижение к за­пад­но­му обществу с ры­ноч­ной экономикой и либеральной демократией. При этом обосновываются неизбежные трудности на данном пути, включая спад экономики и понижение жизненного уровня населения. С по­зи­ций марксизма произошедшее в эпо­ху М. С. Гор­ба­че­ва трактуют в сво­их трудах исследователи Д. Котц, Дж. Боффа, А. И. Сол­же­ни­цын, А. А. Зи­новьев, Г. А. Зю­га­нов и др. Одни из них признают наличие кризиса советского общества в се­ре­ди­не 1980‑х гг., другие считают такое утверждение преувеличением. А. А. Зи­новьев, например, выступил против оценки советского периода как тупикового пути развития, отрицая факт поражения социализма в со­рев­но­ва­нии с ка­пи­та­лиз­мом, подчеркивая его достижения. События 1985–1991 гг. он рассматривает как результат давления со стороны Запада, стремящегося подчинить себе более слабые государства с целью их эксплуатации[756]. Представители этого направления рассматривают Россию как особую цивилизацию, отличающуюся от западной и развивающуюся по собственным законам. По их мнению, либеральные ценности, будучи продуктом западной цивилизации, неприемлемы и даже губительны для России, ибо для нее высшей ценностью являются интересы государства. Проб­ле­мы М. С. Гор­ба­че­ва они видят в от­сутствии у не­го четкого плана действий, настоящих единомышленников и продуманных методов реформирования, в пре­да­тельстве партийной верхушки, в не­дос­та­точ­ной информированности населения о це­лях, сути и результатах реформ[757]. С бо­лее умеренной модернизационной точки зрения пытается осмыслить реформы М. С. Гор­ба­че­ва В. В. Сог­рин, считая их новым витком отечественной модернизации, входящим в об­щий контекст модернизационной эпохи XX в.[758] В нас­то­ящее время, по мере расширения источниковой базы и осмысления многочисленной литературы, в ра­бо­тах историков начинает преобладать стремление уйти от крайностей и дать более взвешенную оценку событий 1985–1991 гг.

Как и вся модернизация России предшествующих времен, реформы М. С. Гор­ба­че­ва были вынужденными, вызванными к жиз­ни тупиковой ситуацией, грузом накопившихся ранее проблем, не подлежащих решению полумерами косметического характера. К се­ре­ди­не 80‑х гг. XX в. система, известная как сталинская модель социализма[759], подвела общество к эко­но­ми­чес­ко­му, со­ци­ально-по­ли­ти­чес­ко­му и духовному кризису. В пос­лед­ние пятнадцать лет налицо была отрицательная динамика роста важнейших экономических показателей. Среднегодовые темпы прироста национального дохода составляли в восьмой пятилетке 7,7%, в де­вя­той – 5,7%, в де­ся­той – 4,2%, в один­над­ца­той – 3,5%; темпы роста производительности труда – 6,8; 4,6; 3,4; 3,0% соответственно[760]. Экономика оставалась экстенсивной, было автоматизировано только 10–15% предприятий, доля ручного труда в про­мыш­лен­нос­ти составляла 35–40%, а в сельском хозяйстве была еще выше – 70–75%[761], стоимость единицы национального продукта в СССР была в 1,5–2 ра­за выше мировой[762].

Затратная, самопожирающая экономика вела к ухуд­ше­нию жизни людей, о чем наглядно свидетельствуют следующие цифры (табл. 1)[763].

Таблица 1

Динамика роста важнейших экономических показателей, %

Показатель Годы
1966–1970 1971–1975 1976–1980 1981–1985
Реальные доходы на душу населения 5,9 4,4 3,4 2,1
Розничный товарооборот го­сударственно­й и коопе­ративной торговли 8,2 6,3 4,4 3,1
Объем реализации бытовых услуг населению 16,3 10,4 7,4 5,8

Хорошо иллюстрирует негативную ситуацию в со­ци­альной сфере факт создания в рам­ках Политбюро различного рода комиссий по обеспечению населения товарами первой необходимости, в том числе женскими колготками, спичками и др. По признанию самого М. С. Гор­ба­че­ва, «нас душили дефициты, страна вся стояла в оче­ре­дях»[764]. Экономический кризис сопровождался политическим. С од­ной стороны – «олигархия старцев», уверенный в се­бе и обросший привилегиями госаппарат, а с дру­гой – равнодушный к влас­ти и ее идеологии народ. Все эти негативные явления развивались на фоне дальнейшего продвижения вперед западной цивилизации.

Пришедший в мар­те 1985 г. к ру­ко­водству страной М. С. Гор­ба­чев хорошо осознавал глубину кризиса. Позднее он отмечал, что предстояло действовать по всем направлениям: оздоровлять и реформировать экономику, решать неотложные социальные задачи, обновлять всю систему политических отношений на основе современных демократических принципов, модернизировать на­ци­онально-го­су­дарствен­ное устройство страны и критически переосмысливать внешнеполитические принципы и приоритеты[765].



infonko.ru/iv-rekomenduemie-meropriyatiya-po-reagirovaniyu-na-prognoz.html infonko.ru/i-vremeni-otdiha-rabotnikov-zheleznodorozhnogo-transporta.html infonko.ru/i-vremya-i-mesto-sluzheniya-proroka.html infonko.ru/iv-rodi-i-vidi-nakazanij-i-drugih-mer-socialnoj-zashiti.html infonko.ru/iv-rven-rozpovsyudzhenost-patologchnogo-procesu.html infonko.ru/iv-samoopredelenie-k-deyatelnosti.html infonko.ru/i-vse-mi-verenicej-idem-za-sinej-pticej.html infonko.ru/i-vse-ravno-na-titulnom-liste-izdaniya-stoyalo-britanskaya-enciklopudiya.html infonko.ru/i-vse-zhe-chto-izuchaet-nlp-v-pervuyu-ochered.html infonko.ru/i-vse-zhe-obstanovka-slozhilas-takaya-chto-ya-ne-mog-ne-obratitsya-k-iosifu-vissarionovichu-prishel-k-nemu-s-kartoj-polozhil-na-stol.html infonko.ru/iv-sight-translation-practice.html infonko.ru/iv-sight-translation-rractice.html infonko.ru/iv-skladannya-shemi-rozmshennya-gostej-za-stolami.html infonko.ru/i-vskore-ti-uvidish-chto-kogda-ya-dejstvuyu-v-moej-sile.html infonko.ru/iv-socokulturna-zmstova-lnya.html infonko.ru/iv-sovershenstvovanie-sistemi-vospitaniya-detej.html infonko.ru/iv-soveti-narodnih-deputatov-ukrainskoj-ssr-i-poryadok-ih-izbraniya.html infonko.ru/i-vspomogatelnih-mehanizmov.html infonko.ru/iv-spornie-novozavetnie-primeri.html infonko.ru/iv-sporudi-ta-pristro-gabarit.html