INFONKO.RU

IBM и эксперимент с открытым кодом

Когда Линус Торвальдс впервые разместил более или менее законченную версию Linux на малоизвестном форуме разработчиков программного обеспечения, никто — за исключением нескольких упёртых проповедников открытого кода — не мог и предположить, что эта программа с открытым кодом будет большим, чем просто краткосрочный эксперимент. Однако прошло лишь несколько лет, и Linux дал жизнь целой экосистеме с оборотом в миллиарды долларов и разрушил баланс сил в отрасли производства программного обеспечения. Компании, ранее полностью контролировавшие рынок операционных систем с помощью своих продуктов, обладавших правовой защитой, внезапно столкнулись с серьёзной конкуренцией со стороны бесплатной альтернативы, созданной гибкой сетью программистов, которые даже не ставили себе целью извлечение прибыли.

С ростом востребованности Linux индустрия всё сильнее понимает, что открытые коды — это сила, с которой надо считаться. Наиболее толковые фирмы учатся тому, как существовать в новой реальности и извлекать прибыль при том условии, что найдется новый способ производства программного обеспечения.

Если понадобится назвать компанию, которая полностью использует этот потенциал — одновременно с глубокой внутренней трансформацией, — то это IBM, чей ранний вход в новую реальность служит отличным уроком всем желающим использовать производство на равных для своего бизнеса.

Сложно было себе представить, что IBM станет настоящим чемпионом в области производства на равных и лидером открытого мира. Не стоит забывать, что мы говорим о Big Blue[128] — компании, которая смогла вырасти до гигантских размеров именно из-за того, что продавала и покупала объекты, находившиеся под патентной защитой. В течение десятилетий компания создавала программные продукты, работавшие только на компьютерах производства IBM. Вы могли попытаться установить её программы на оборудование других поставщиков, но не пришли бы к вразумительному результату. Компания IBM называла это «контролем над клиентами». Злые языки называли это «гостиничная собственность». Имелось в виду, что вы всегда можете выписаться из гостиницы, но никогда не сможете её покинуть. Однако в ситуации, когда старая стратегия не могла работать столь же эффективно, а обороты начали падать, IBM поставила открытые источники во главу угла своего бизнеса и сделала это так, как способна далеко не каждая организация такого размера и на таком этапе зрелости.

Будет честным признать, что IBM встала на этот путь не в самом лучшем для себя положении. Многие из её предложений в сфере веб-серверов и операционных систем не были востребованы рынком, и компания с большим трудом держала удар в схватке с набравшими силу конкурентами, такими как Microsoft. IBM сделала необычный ход и стала изучать программы с открытыми кодами, время от времени передавая командам разработчиков ранее закрытые для посторонних части кодов программ, а также создавая команды, помогавшие сообществам разработчиков Apache (вебсервера) и Linux (операционной системы).



Сегодня оборудование, использующее Linux, имеет рынок с оборотом в миллиарды долларов, а по расчётам самой компании IBM, она экономит около миллиарда долларов в год на том, что не разрабатывает собственную систему, отчасти напоминающую Linux. Более того, поддержка открытого кода позволила IBM обогнать своих конкурентов, таких как Sun и Microsoft, продающих собственные операционные системы.

Теперь IBM находится на несколько голов впереди конкурентов, а её вовлечённость в деятельность сообществ, работающих с открытыми кодами, демонстрирует яркий пример того, как толковые компании могут извлечь пользу из деятельности самоорганизующихся сетей и получить в результате фантастическую ценность.

Эксперимент Apache

Когда Linux выбрался из таинственных закоулков хакерских сетей, то IBM, бывшая на протяжении десятилетий королём лицензионных операционных систем, совершенно не планировала приступать к разработке очередной операционной системы. Это было рискованно и дорого, к тому же рыночный успех этой инициативы не гарантировался. Тем не менее Linux мог выступить в качестве конкурента для Sun или Microsoft, а это было в интересах IBM. К 1998 году IBM уже тщательно изучала Linux и другие проекты с открытыми кодами. «У нас были огромные сомнения, — вспоминает стратег IBM Джоэл Коули. — Отвергнут ли они нас? Не причинит ли это ущерб IBM? Не столкнёмся ли мы с новыми юридическими проблемами, которые не позволят нам разрабатывать программные продукты?»

IBM приняла решение войти в процесс, однако начать не с Linux. Компания присоединилась к работе группы Apache, команды программистов, разрабатывавшей программы для веб-серверов. У Apache на тот момент уже была почти половина рынка веб-серверов, а у Domino, собственного продукта IBM — менее 1%. IBM было особенно нечего терять. В марте 1998 года представители компании встретились с Брайаном Бехлендорфом,[129] главой гибкой группы программистов, занимавшейся обновлениями Apache.

Обе стороны чувствовали себя несколько напряжённо. Программисты боялись нечестной игры со стороны IBM; a Big Blue, в свою очередь, испытывала дискомфорт от будущей работы с командой, распределённой по всему миру и работавшей от случая к случаю. Однако они смогли заключить сделку, согласно которой IBM входила в сообщество, передавала для открытого доступа коды в соответствии с принятыми в сообществе правилами и участвовала в деятельности сообщества как любой другой его член. IBM произвела скромные финансовые вливания для создания Apache Software Foundation, юридического лица, которое и заключило контракт с IBM.

Работа шла быстро, и 22 июня 1998 года, всего лишь через три месяца после первой встречи, IBM объявила о том, что отныне все выпускаемые ею продукты поддерживают серверы на базе Apache. IBM включила Apache в свой программный пакет WebSphere, и началась другая история. Эта сделка явилась настоящим водоразделом в истории открытого кода.

Присоединение к Linux

Успех IBM в работе с программистами открытого кода и результаты включения Apache в предлагавшиеся программные пакеты подготовили фирму к началу сотрудничества в рамках проекта Linux: к декабрю 1998 года компания начала рассматривать стратегии, связанные с Linux, уже в качестве формализованной задачи. IBM знала, что Linux всё более востребована. Потребители постоянно спрашивали о возможности использования Linux на оборудовании IBM, и компания всё чаще замечала, что её новые сотрудники, только что закончившие университеты, свободно ориентировались в Linux и активно участвовали в разработке программ с открытым кодом.

В это же время перед IBM встала стратегическая задача: с одной стороны, её теснили производители оборудования, в особенности Dell, а с другой — поставщики операционных систем Microsoft (с Windows) и Sun (с Solaris). Linux содержал в себе решение. Эта операционная система могла отлично работать на небольших серверах, кроме того, её можно было развить для решения более сложных задач. Так как она была бесплатной, любой потребитель мог без проблем попробовать её в действии. Эти преимущества способствовали переосмыслению компанией своей дифференциации — фокус перемещался с операционных систем на услуги и решения, a IBM любила и то и другое больше всего.

В 1999 году IBM организовала группу по развитию Linux. Её руководитель Дэн Фрай[130] говорит, что самым сложным в первые дни работы было осознать то, как правильно войти в сообщество. Linux состоит из более чем ста проектов по разработке программного обеспечения, каждый из которых содержит разное количество субпроектов. Около тысячи человек работали над ядром — сердцем операционной системы. Другие группы занимались библиотеками, драйверами и прочими программными компонентами. IBM нужно было решить, в какие сообщества вступать. Компания (подобно другим новичкам) обнаружила, что лучший способ получить признание — это начать заниматься черновой, но нужной работой. IBM помогла увеличить надёжность Linux путём тестирования кода, управления дефектами, написанием технической документации, а также предоставив в открытый доступ собственные коды и инструменты.

«Одна из первых вещей, которую мы выучили, — вспоминает Фрай, — заключалась в том, что люди участвовали в деятельности сообществ разработчиков как отдельные личности. Вы не являетесь сотрудником X., работающим в компании Y. Вы — единственный в своём роде человек. Ваше место работы совершенно не волнует программистов в сообществе. Каждое из этих сообществ является уникальным, не похожим на другие, потому, если ты собираешься поработать над чем-нибудь новым, тебе стоит побольше узнать о сообществе, в которое ты планируешь вступить, — только это позволит тебе стать его эффективным участником».

Начав работать над различными проектами по разработке Linux, IBM обратила внимание на соответствие культуре и принципам сообществ. В рамках таких сообществ общение происходит постоянно, в обе стороны и совершенно прозрачно. Все обновления тестируются и внедряются мгновенно. Общение происходит посредством служб мгновенных сообщений, емейла — всего, что доступно на настоящий момент из быстрых каналов связи. По сравнению с этим, внутренние коммуникации компании, вынужденные учитывать корпоративную политику, более медленны.

Как говорит Фрай, «когда мы пытались отвечать на вопросы медленно и взвешенно, то сразу было заметно, что мы либо слишком медленны, либо недостаточно откровенны. Это совершенно не соответствовало уровню обмена информацией, привлекательному для разработчиков Linux». Фрай как-то сказал своей команде: «Я отключаю вас от корпоративной сети. Вы можете обсуждать вопросы, связанные с Linux, только через внешнее сообщество». И с тех пор вся команда использовала для общения только те форумы, на которых общались остальные разработчики Linux.

Также IBM столкнулась с основополагающей разницей между двумя способами создания программ — традиционным, принятым в компании, и способом, привычным для разработчиков открытого кода. Хотя сами шаги по разработке остаются прежними — дизайн, разработка, тестирование, поддержка, — но открытые сообщества тратят гораздо больше времени на внедрение, тестирование и поддержку, чем на пользовательские требования или программные спецификации. Традиционный проект может месяцами планироваться и проходить согласования ещё до того, как будет написана хотя бы одна строчка кода. Открытые же проекты могут начать разрабатываться сразу же — просто один человек, написав часть программы, размещает её в Сети. Новый код или компиляции программы могут размещаться ежедневно, давая тем самым глобальному сообществу возможность постоянно тестировать программу и исправлять её недочёты. А так как конечный продукт является бесплатным и код может меняться любым участником, программа сохраняет статус «в разработке» ещё долгое время после того, как она реально «была выпущена».

Фрай понял, что IBM, как новичку в b-web разработчиков открытого кода, придётся адаптироваться, и компания адаптировалась к более открытой, прозрачной схеме сотрудничества с внешними разработчиками. Её сотрудники должны были относиться к сотрудничеству с внешним сообществом так же честно, как к взаимодействию с коллегами по собственной компании. Использование принятых в сообществе средств коммуникации, даже для общения внутри своей команды, облегчило становление группы из IBM полноправными членами сообщества. А использование инструментов программирования, принятых в сообществе (пусть и не столь изощрённых по сравнению с инструментами самой компании), позволило улучшить сотрудничество с программистами, находившимися вне пределов IBM.

IBM приняла не только продукты и процессы, принятые в открытом сообществе, но и его философию, смысл которой состоял в улучшении качества и обеспечении роста, а не в получении прибыли от управления Правами или владения интеллектуальной собственностью. В какой-то момент IBM имела возможность выпустить собственную версию Linux — назвав её «дистрибуционной», термином, принятым в сообществе Linux. Однако компания предпочла не заниматься дистрибуцией самостоятельно, А поддержала вместо этого усилия по дистрибуции, предпринимаемые такими компаниями, как Red Hat и Suse.

Отказ от контроля в таких масштабах был, по меньшей мере, необычен, однако принёс неплохие плоды. IBM ежегодно тратит примерно юо миллионов долларов на развитие Linux. Если всё сообщество прикладывает Усилий на 1 миллиард долларов и хотя бы половина этих усилий полезна для клиентов IBM, это означает, что компания, вложив юо миллионов долларов, получает программного обеспечения на 500 миллионов. «Linux предлагает нам жизнеспособную платформу, заточенную под наши нужды, всего за 20 % цены, которую мы заплатили бы за операционную систему, защищенную патентами», — говорит Коули.

По всем оценкам, вовлечённость IBM в сообщество разработчиков Linux стала большой победой для обеих сторон. В то время когда доверие к Linux и её надёжность находились под большим вопросом, IBM «застраховала» риски клиентов. А вовлечение в процесс Big Blue и взятые ею на себя финансовые обязательства позволили компании существенно улучшить свои позиции относительно конкурентов, таких как Sun и Microsoft. IBM получила жизнеспособный продукт, являвшийся настоящей альтернативой серверам под управлением Windows на платформе Intel. Linux также смог откусить кусочек прибыли и доли рынка у Sun, став реальной угрозой её бизнес-модели.

Не менее важно, что IBM приобрела опыт и знания в рамках новой модели создания ценности. Компания, которая на протяжении пятнадцати лет была закрытой, вертикально интегрированной и концентрировалась на защите своей интеллектуальной собственности, теперь активно сотрудничала с сообществом разработчиков открытого кода и стала рассматриваться как партнёр, открытый и достойный сотрудничества. IBM наслаждается хорошим отношением тысяч независимых и корпоративных разработчиков, разделяющих принципы Linux и стремящихся развить своё сообщество. Навыки партнёрства и сотрудничества, а также особенные знания в области управления связями с сообществами, напрямую не контролируемыми компанией, стали её действующими стратегическими инструментами, которые конкурентам ещё предстоит разработать.



infonko.ru/sushnost-ekonomicheskogo-povedeniya-ego-specifika-i-osnovnie-modifikacii.html infonko.ru/sushnost-ekonomicheskoj-teorii-i-ee-svyaz-s-drugimi-obshestvennimi-i-konkretnimi-ekonomicheskimi-naukami.html infonko.ru/sushnost-ekonomiko-matematicheskih-metodov.html infonko.ru/sushnost-ekskursionnoj-formi-obucheniya-eyo-istoriya-v-kraevedenii.html infonko.ru/sushnost-ekspertnogo-ranzhirovaniya.html infonko.ru/sushnost-ekzogennih-processov-zemli-opisanie-processa-karst-moroznoe-puchenie.html infonko.ru/sushnost-entity-ili-obekt-to-o-chem-budet-nakaplivatsya-informaciya-v-informacionnoj-sisteme-nechto-takoe-za-chem-polzovatel-hotel-bi-nablyudat.html infonko.ru/sushnost-eto-glavnoe-v-predmete-to-chto-harakterizuet-ego-na-protyazhenii-vsego-ego-sushestvovaniya.html infonko.ru/sushnost-faktori-i-osnovnie-pokazateli-ekonomicheskogo-rosta.html infonko.ru/sushnost-federalnogo-byudzheta-i-ego-znachenie.html infonko.ru/sushnost-fenomena-pedagogicheskoe-stimulirovanie.html infonko.ru/sushnost-finansov-i-ih-mesto-v-sisteme-ekonomicheskih-otnoshenij.html infonko.ru/sushnost-finansov-i-struktura-finansovoj-sistemi.html infonko.ru/sushnost-finansovogo-menedzhmenta.html infonko.ru/sushnost-finansovoj-bezopasnosti-predpriyatiya.html infonko.ru/sushnost-formacionnogo-podhoda.html infonko.ru/sushnost-formi-celi-i-funkcii-vneshnej-politiki-mnogovektornost-vneshnej-politiki-respubliki-belarus.html infonko.ru/sushnost-formi-funkcii-istoricheskogo-znaniya-metodi-i-istochniki-izucheniya.html infonko.ru/sushnost-formirovaniya-istinnogo-self.html infonko.ru/sushnost-funkcii-i-formi-mezhdunarodnogo-kredita.html