INFONKO.RU

И бытия возвратное движенье.

А. Блок.{101}

Те события, упоминанием о которых мы завершили предшествующий рассказ, произошли на самом деле, но уже в следующую археологическую эпоху — в энеолите (IV—III тысячелетия до н. э.). Гранью, отделившей энеолит от неолита, послужило появление первых орудий из чистой меди, В эту археологическую эпоху человек изобрел парус, колесо, конские удила для верховой езды, гончарный круг и многое другое. Следом взметнулись в небо громады египетских пирамид, заговорили языком иероглифов и клинописи папирусы, камни и глиняные таблицы, встали города на берегах Нила, Тигра, Евфрата, Инда... На месте родового строя с его многочисленными жертвами бесконечных вооруженных конфликтов и кровавых обрядов (неизменных спутников военной демократии) пышно расцвели древневосточные рабовладельческие цивилизации. Но далекой периферии того мира, каким являлся бассейн Дона, все это еще предстояло пережить.

Энеолитическая эпоха в нашем крае отмечена весьма интересными явлениями. Здесь, во-первых, расселяются ранние скотоводческие племена, положив конец безраздельному господству присваивающего хозяйства местного населения. Отныне люди не только потребляли готовый продукт природы, но научились его воспроизводить. Значение данного факта для дальнейшего развития человеческой истории невозможно переоценить.

Группы ранних скотоводов пришли на Дон из его низовий, заняв территорию в северном направлении вплоть до реки Матыры (притока Воронежа). Сейчас известно свыше десятка памятников того времени — это сезонные стойбища, отмеченные единством обли-{102}ка материалов, что и позволило выделить новую археологическую культуру — нижнедонскую.

И хотя на памятниках нижнедонской культуры медных изделий не найдено, все-таки они относятся к энеолитической эпохе. Почему?

В то время, то есть в IV тысячелетии до н. э., наметились важные объединительные тенденции, коснувшиеся населения значительных по размеру территорий. Его объединял общий экономический базис — скотоводство с коневодческим уклоном. Быт древних коневодов был относительно подвижен, в их среде быстро распространялись единые признаки материальной и духовной культуры.

Развитие коневодства породило культ коня: устраивались жертвенники из конских голов. Так вот на Дону на Черкасской стоянке погребение нижнедонской культуры тоже сопровождалось жертвенной частью туши этого животного. Культ коня отразился и в костяных пластинках, изображавших лошадей. К числу единых признаков относится и оформление наружного края глиняных сосудов «воротничками» — утолщениями в виде манжет и валиков. Воротничковые сосуды почти одновременно стали изготавливаться в районах, где распространились и многие другие общие признаки, например, обряд захоронений: положение умерших вытянуто на спине в грунтовых коллективных могильниках, охровая подсыпка, сопровождение украшениями из створок раковин, каменными браслетами, костяными пластинами с нарезками и отверстиями для нашивания. В Подонье такой могильник еще в дореволюционное время выявлен на реке Чир. Кстати, захоронение на Черкасской стоянке тоже сопровождалось охрой и просверленными раковинными бусами. На памятниках этого типа встречаются и каменные полированные навершия булав очень своеобразной формы, напоминающие эмбрионов. Обломок такой булавы находился в слое с воротничковой керамикой на стоянке Копанище 1, расположенной в Острогожском районе. В том же районе случайно найдены еще два превосходных навершия аналогичных булав (рис. 16). Все они изготовлены из камня кавказского происхождения.



А на Никольском могильнике в Надпорожье, име-{103}ющем сходные черты с донскими памятниками, одно из погребений сопровождалось медными и... золотыми изделиями! Это и послужило важнейшим обоснованием принадлежности материалов нижнедонской культуры к энеолитической эпохе.

При раскопках поселений и могильников вероятнее встретить металлические изделия лишь в виде украшений, поскольку крупные медные орудия, как правило, высоко ценились, а если и ломались, то шли в переплавку. Но археологи не сомневаются, что со временем последуют новые находки древнейших медных изделий, которые смогут обогатить наше представление о характере той или иной культуры. Как это случилось, например, со знаменитой трипольской культурой на территории Украины и Молдавии, когда у села Карбун (Молдавия) был обнаружен клад. В глиняном горшке раннетрипольского облика лежало более 400 медных изделий! А ведь до тех пор на всю огромную культуру было известно не более двух десятков медных

Рис. 16. Каменное навершие булавы эпохи энеолита.{104}

находок, отчего ранний период культуры относили чуть ли не к неолиту.

Интересно, что на протяжении энеолитической эпохи в Восточно-Европейской лесостепи все известные изделия из меди связаны своим происхождением с Балкано-Карпатским древнейшим металлургическим очагом.

На памятниках нижнедонской культуры удалось обнаружить много глиняных сосудов, которые от воротничка и до самого донышка украшались различными узорами из оттисков гребенчатого штампа, прочерченными волнистыми линиями, а изредка — наколами (рис. 17). На стоянках Черкасской и Дронихе в слоях с воротничковой керамикой выявлены небольшие (9 кв. м) заглубленные прямоугольные постройки — жилища временного типа.

Со второй половины IV тысячелетия до н. э. культурное единство племен нижнедонской энеолитической культуры было нарушено. Часть из них обособилась в среднем Подонье, культура их в дальнейшем была названа репинской (по первому исследованному поселению близ хутора Репин на Дону, напротив впадения в него реки Иловли). Другая часть племен, взаимодействуя с поздненеолитическим населением Поднепровья, расселилась на обширных пространствах междуречья Днепра и Дона. Их культура получила название среднестоговской (по названию одного из первых исследованных могильников на Днепре). В значительной степени эти культуры синхронны и отражают коневодческий характер экономики населения, различаясь между собой по некоторым другим признакам (рис. 18, 19). Так, например, если племена репинской культуры сохранили прежний погребальный {105} обряд, то среднестоговские восприняли новые веяния — захоронение умерших на спине с согнутыми ногами, поднятыми коленями вверх. Этот обычай распространился с юга на обширные пространства нашей страны и стал господствующим на протяжении многих столетий. Среднестоговские могильники Днепровско-Донского междуречья нередко включают большое количество инвентаря, в том числе и медные изделия.

В среднем Подонье единственный пока могильник этой культуры выявлен на площади многослойной стоянки Дрониха. Он оказался безынвентарным, но чрезвычайно интересным, поскольку впервые для среднестоговской культуры представил парные захоронения — мужчин с женщинами. Здесь же находилось и парное захоронение собак, причем крупная особь — самец имел ту же ориентировку, что и умершие люди, а скелет небольшой собаки располагался у его задних ног (рис. 20). О чем же могут поведать нам такого рода источники?

Рис. 17. Воротничковые сосуды энеолитической нижнедонской культуры.{106}

Рис. 18. Энеолитическая посуда:

1 — сосуд среднестоговской культуры, 2 — сосуд древнеямной культуры. {107}

Рис. 19. Посуда репинской культуры.{108}

Экономическая и правовая основы брака исключали возможность убийства социально свободной женщины в случае смерти ее мужа. Следовательно, в появлении парных одновременных разнополых захоронений, где женщина должна рассматриваться как преднамеренно убитая наложница, отражены явления социального неравенства. А можно ли рассматривать в этом ключе и захоронение собак? Ведь оно тоже парное и при этом очень ярко отражает «подчиненное» положение небольшой особи, вероятно, самки. К тому же само захоронение размещено на площади могильника. На этот вопрос можно дать утвердительный ответ, если верно будет понята символика таких захоронений. Дело в том, что в период развития скотоводческого хозяйства собака становится незаменимым помощником человека, верным стражем табунов и поселков, которые уже требовали защиты от посягательств со стороны иноплеменников. Образ собаки обожествляется, а для культовых обрядов выбирались реальные животные. Их или хоронили после естественной смерти, или живыми приносили в жертву. Широко известен, например, обычай бальзамирования «священных» животных с помещением их {109} в гробницы в Древнем Египте. Особенно там почитались кошки, что и понятно, поскольку земледельческим народам немалый урон наносили грызуны.

А боги, считали древние, какой бы облик они ни принимали, живут подобно людям. Следовательно, и в ином мире должно быть неравенство. На таких представлениях основаны многие, если не все, языческие религии. Вспомним, например, о каком чудовищном неравенстве говорят египетские и майянские пирамиды, погребения скифских царей или жертвоприношения, сопровождавшие знатных русов (последние очень красочно описаны арабскими путешественниками средневековья).

Рис. 20. Парные погребения энеолитической среднестоговской культуры.{110}

Ритуальное захоронение собак на Дронихинском могильнике — не единственное для среднестоговской культуры. Оно встречено на одном из могильников в Поднепровье. В этой связи небезынтересно добавить, что и позднее, уже во II тысячелетии до н. э., на памятниках абашевской культуры, племена которой вели свою родословную от энеолитического населения Подонья и тоже занимались скотоводством, обнаружены ритуальные захоронения собак, правда, в пределах площади поселений.

Тем самым подтверждается широкое распространение у древних народов культа таких животных, которые имели непосредственное отношение к производственной деятельности. В энеолите на Дону ими были прежде всего лошадь и собака.

Мы уже отметили, что у населения другой энеолитической культуры донской территории — репинской сохранилась традиция хоронить умерших соплеменников на спине с вытянутыми ногами. Сам обряд захоронения включал целую систему действий, обусловленных различиями пола, возраста и социального статуса умерших. Так, на втором могильнике, выявленном на упомянутой стоянке Дрониха, у ребенка по неизвестным причинам ноги были отчленены в коленях и голени положены рядом с бедрами. Своеобразным оказалось и захоронение мужчины на этом же могильнике. Он лежал в позе «роженицы». Совершенно не исключено, что такой случай отражает продолжение борьбы за утверждение социального превосходства мужчины, поскольку этнографически ши-{111}роко известен обряд «кувады» (кувада — дословно с французского «высиживание яиц») — попытка со стороны мужчин показать, что они могут во всех обстоятельствах обходиться без женщин.

Чрезвычайно интересными оказались захоронения репинской культуры и на Иванобугорском могильнике близ села Черкасского в Павловском районе Воронежской области. Прежде всего сам могильник, в отличие от большинства энеолитических некрополей, имел курганную насыпь — признак перехода к эпохе бронзы (с середины III тысячелетия до н. э.).

На этом памятнике мы сталкиваемся еще и с такими деталями обряда: умершие в туго спеленутом состоянии размещены радиально, головами к центру кургана. Видимо, это связано с культом солнца. Материал, которым пеленали умерших, конечно, не сохранился, но обряд пеленания устанавливается по сильно прижатым к туловищу рукам и плотно сведенным в коленях и ступнях ногам.

Одно из погребений могильника сопровождалось каким-то круглым предметом из меди. К сожалению, он плохо сохранился и при расчистке рассыпался. Тем не менее это пока первая находка, прямо свидетельствующая о знакомстве донских энеолитических племен с медью. Первый шаг к металлу был сделан.

***

С середины III тысячелетия до н. э., с началом эпохи бронзы, на Средний Дон проникают племена из степей Заволжья и Нижнего Дона, в скотоводческом хозяйстве которых сложилась овцеводческая специализация. Они принесли с собой и первые изделия из искусственного сплава — бронзы. Если чистая медь — относительно мягкий металл (хотя медный топор и производительнее каменного в три раза), то бронза значительно тверже меди и в то же время менее тугоплавкая. Бронза — сплав меди и олова (содержание олова в древней бронзе от 6 до 10%) — почти всегда создавалась искусственно. В одном из гимнов древнего Шумера, относящемуся к тому времени, говорится: «Меди и олова смешиватель ты». Применение бронзы для изготовления орудий давало резкое {112} увеличение производительности труда, что, как известно, постепенно приводит к появлению эксплуатации человека человеком, а затем — и к смене первобытнообщинного строя первым классовым обществом — рабовладельческим.

С приходом новых племен, культура которых получила название «древнеямной» (умерших хоронили на спине с подогнутыми ногами в глубоких прямоугольных ямах) (рис. 21, 1), на нашей территории начинается эпоха бронзы. Характерной принадлежностью погребального обряда пришельцев являлись надмогильные насыпи — курганы. С того времени курганы становятся неотъемлемой деталью степного и лесостепного ландшафта нашей страны. Много о них сложилось легенд, в которых возраст курганов, как правило, омолаживается и связывается со временем татарских набегов, а нередко — с турками или предводителями разбойничьих ватаг. В курганах, по преданиям, спрятаны либо бочка с золотом, либо золотая лодка, либо карета из того же металла. Некоторые из местных жителей настолько уверовали в реальное существование «кладов», что археологам, бывает, предъявляют претензии на свою долю сокровищ. К счастью, такие случаи очень редки. Но действительно, в древнейшие курганы делались подхоронения и в последующие эпохи, вплоть до средневековья. Создавались и новые курганы, что предусматривалось обрядовыми установками языческих религий. И только с утверждением на русских землях христианства курганы теряют свое значение. Однако вспомним, что спустя много лет появились казачьи курганы. Возводятся они и в наши дни, но уже как символ славы и памяти о героических защитниках Родины в годы суровых военных испытаний.

Первоначальная же функция курганов — место обитания умерших, откуда их души, как полагали древние, вознесутся к богам. Чем выше будет курган, тем быстрее произойдет встреча с богами. Но это действо — привилегия выдающихся лиц, которые остаются таковыми и в потустороннем мире. Разве не те же цели преследовали древние фараоны Египта, когда создавали для себя грандиозные пирамиды? И совсем нельзя исключать того, что курганы — отра-{113} жение тех же пирамид, проявление общей идеологической основы, но в условиях местной специфики социально-экономического развития.

Курганы Донского бассейна уступают, конечно, упомянутым пирамидам по всем параметрам. Но давайте представим себе, сколько труда вложено в каждый из них. Средние размеры кургана эпохи бронзы — 20 метров в диаметре при высоте 1,5—2 метра (с учетом того, что по разным причинам они изменили свой первоначальный облик: «оплыли» и стали ниже). Сотни кубических метров земли, которые без каких-либо технических средств, вручную насыпались на месте захоронения! В этом деле были заняты все трудоспособные члены рода или племени в течение многих дней. Южнее (например, в Прикубанье) есть курганы диаметром до сотни метров и высотой в 10—12 метров! Они требовали уже во много раз больше и труда, и времени. Появление курганов — бесспорное свидетельство усложнения социального устройства древних обществ, возникновения неравенства между людьми, когда прижизненная власть стала закрепляться религиозными ритуалами, а позднее — и институтом ее наследования. Действительно, раньше родовая община не могла позволить себе столь расточительно обходиться с затратами общественного труда и времени, которые использовались прежде всего рационально.

Рис. 21. Последовательность размещения захоронений в кургане:

1 — погребение древнеямной культуры под первичной насыпью, 2 — погребение катакомбной культуры под вторичной насыпью, 3 — погребение срубной культуры под поздней насыпью (а — погребенная почва, б — материковые выкиды, в — ранняя насыпь, г — средняя насыпь, д — поздняя насыпь, е — дерево). {114}

Иррационализм же порожден целью закрепить власть вождей и жрецов.

Правда, очень часто удается проследить, что многие курганы возводились не в один, а в несколько приемов, через какие-то промежутки времени, а в самих курганах встречается не по одному захоронению, а по нескольку и даже по нескольку десятков. Это отражает, надо полагать, попытку примирить сложившийся ритуал с рациональным использованием трудовых затрат коллектива. Но задумаемся, могли ли рядовые члены общины рассчитывать в случае смерти на отдельное место в кургане, где захоронен вождь или жрец? Вряд ли, поскольку устранялась бы социальная суть нового обряда. Вероятно другое: если богатому захоронению сопутствуют другие, то они принадлежат слугам или рабам. Это положение {115} находит яркое подтверждение в курганах скифских царей.

Не мог рядовой общинник в условиях бурного процесса социального и имущественного расслоения претендовать и на отдельный курган. За полуторатысячелетнюю историю эпохи бронзы (от середины III до начала 1 тысячелетия до н. э.) их бы потребовалось возвести многие миллионы, чего нет в реальной действительности. Так что выводы напрашиваются следующие. Во-первых, если в кургане содержится несколько отдельных захоронений, сходных по обряду и относящихся примерно к одному времени, то они, вероятно, принадлежат ближайшим родственникам привилегированного лица, захороненного в основной (ранней) могиле. Во-вторых, наряду с курганами, видимо, существовал и другой погребальный обряд (бескурганный) для обедневших рядовых общинников и зависимых людей. Подтверждением служит тот факт, что нередко в одном кургане погребены представители разных этнических групп, сменявших друг друга и не очень считавшихся с погребальными установками своих предшественников. Только кургану отводилась та же роль. «Впускные» захоронения могли принадлежать и рядовым членам коллектива, особенно скотоводам. Когда кто-то из них умирал во время перекочевок, то находил последний приют здесь, поскольку особых усилий погребения в готовую насыпь не требовалось, и такая процедура вряд ли у кого вызывала нарекания относительно нарушения погребальной регламентации.

Яркий пример сосуществования разных обрядов захоронений представило недавнее исследование на Дону Мастищенского (раскопки А. Т. Синюка) и Семилукского (раскопки А. Д. Пряхина) городищ, на площади которых без каких-либо наземных признаков были созданы могильники скифского времени. Встречаются и отдельные грунтовые захоронения эпохи бронзы, в частности, при раскопках поселений Борщево IV, Мосоловского (раскопки А. Д. Пряхина) и ряда других памятников. Но, вероятно, существовали и другие места для массовых захоронений. Их еще предстоит открыть археологам. Как обнадеживающий симптом можно рассматривать небольшой грунтовый могиль-{116}ник эпохи бронзы у хутора Чехурский в Петропавловском районе (раскопки В. И. Погорелова). Перспективно, на наш взгляд, исследование межкурганных пространств на площади, занятой группой курганов.

Курганы бывают одиночные, но чаще группируются по два, три, а то и по нескольку десятков и даже сотен. Такие группы или компактно занимают небольшой участок ровного поля, где насыпи чуть ли не соприкасаются своими краями, или же рассредоточены на площади в несколько гектаров. Курганы встречаются и на невысоких участках (от уровня речной поймы), но характерное их местоположение — господствующие высоты на водоразделах, откуда открывается широкий обзор местности. В могильнике, как правило, имеется курган, выделяющийся из собратьев величиной, достигая высоты трех, пяти и даже более метров. Такой признак еще предстоит оценить археологам.

Устройству могильников и форме курганов археологи в настоящее время уделяют большое внимание: удалось установить, что размещение насыпей иногда преднамеренно планировалось. Курганы являлись как бы узловыми точками поверхности могильника. Направленные через них условные линии создают комбинации отрезков и геометрических фигур, напоминающие расположение небесных светил в определенные времена года. Известно, что среди древних земледельцев и скотоводов широко распространился наряду с культом природы (огонь, вода, ветер) культ небесных светил (главным образом солнца и луны). Изменения в размещении светил на небосводе относительно друг друга и относительно постоянной точки наблюдения имеют циклический характер, а каждый из циклов был связан с тем или иным хозяйственным сезоном. Для их фиксирования требовались систематические наблюдения, и некоторые места захоронений с наземными надмогильными устройствами являлись одновременно и святилищами, и древнейшими астрономическими обсерваториями, где производились календарные расчеты. Так через искаженные, фантастические представления о характере мироздания пробивались рациональные устремления людей к познанию законов природы, и базировались {117} такие устремления на производственных потребностях человеческого общества. Коллективы людей эпохи бронзы накопили солидную сумму знаний, включая основы астрономии, геометрии, математики и многое другое.

Формы и системы надмогильных сооружений нередко бывают очень сложными по своей конструкции и предполагают математические расчеты.

Древние донские курганы в большинстве своем имеют овально-сферическую форму и лишь изредка — эллипсоидную. Насыпи возводились из земли, но внутренняя их архитектоника еще с трудом поддается изучению, для чего необходимо подключать методы многих научных дисциплин, в том числе и точных. Уже сейчас можно сказать, что донские курганы не так просты, как может показаться на первый взгляд. Некоторые из них имеют неоднократные досыпки, системные слои глиняных обмазок, включают кольцевые ровики, круговые и прямоугольные каменные обкладки и т. д. Во всем этом есть свой смысл.

Древние курганы, располагаясь на возвышенных водоразделах, служили ориентирами во время движения многочисленным группам скотоводов, особенно при освоении новых пространств. Еще в недалеком прошлом наиболее высокие курганы использовались в качестве сторожевых постов, откуда казаки и стрельцы сигнальными кострами оповещали о приближении к границам Русского государства конных отрядов крымских татар. На «сторожевых» курганах устраивали вышки и укрытия. От Великой Отечественной войны на их вершинах остались следы огневых точек.

Ну а что касается ценных кладов последних столетий, зарывавшихся якобы в курганы, то среди сотен курганов, исследованных археологами на Дону, лишь в одном найдена... медная двухкопеечная монета 1876 года выпуска!

***

Раскопки курганов дают превосходный материал не только для изучения общественного устройства и мировоззрения древних племен, но и для более углубленного выяснения характера их производственной {118} деятельности. Возьмем, к примеру, результаты раскопок могильника, расположенного недалеко от города Павловска Воронежской области.

В одном из курганов найдены два погребения древнеямной культуры с комплексами производственных орудий. При детском погребении лежали медные тесло, долото и топор, а также каменная наковаленка (рис. 22, 1—3). Не вызывает сомнений, что это орудия плотника.

Второй комплекс представляет собой набор инструментов кожевенного производства, причем как для первичных операций по обработке кож (кремневые скребки и скребла), так и для раскроя (медный нож, кремневые и кварцитовые ножи-резчики) и даже пошива (медное шило). Эти орудия сопровождали захоронение мужчины (рис. 22, 4—10).

В другом кургане того же могильника было найдено еще одно погребение, относящееся к более позднему периоду эпохи бронзы (середина II тысячелетия до н. э.) с набором орудий: глиняный тигелек, каменный круглый стержень и миниатюрная каменная наковаленка — атрибутами ювелирного производства, что подтверждается и наличием серебряных сферических сережек, весьма оригинальных, встреченных пока только на памятниках Среднего Дона. Добавим, что в одном из курганов под Новохоперском погребение древнеямной культуры принадлежало мастеру по производству каменных наконечников стрел.

Находки всех этих комплексов — наборов орудий ремесленников убедительно свидетельствуют об усложнении хозяйства в местной среде, о появлении специализированных отраслей мастеров-профессионалов.

Выделение ремесел в самостоятельную отрасль хозяйства, когда продукция не только удовлетворяет потребности общины, но уже становится собственностью мастеров и источником их благосостояния, — историческое явление огромной важности. Ф. Энгельс назвал ее вторым в истории человеческой деятельности крупным общественным разделением труда (вслед за выделением скотоводов из массы земледельцев). Оно, в свою очередь, обусловило дальнейший рост производительности труда, имущественного и соци-{119} ального расслоения и появление государств.

На рубеже III и II тысячелетий до н. э. на донской территории вновь происходят важные события: в среду древнеямных племен начинают внедряться группы населения с иными традициями материальной и духовной культуры, иной структурой хозяйствования. Каково их происхождение — сказать пока трудно. Они были знакомы с традициями народов, обитавших в то время в бассейне Средиземноморья — на Крите и прилегающих островах, о чем можно судить по таким признакам, как погребальные сооружения с катакомбами (подбоями); очень своеобразные глиняные ритуальные сосуды на ножках — «курильницы» ; орнаментация сосудов в виде концентрических кругов; искусственная прижизненная деформация черепов. (Кстати, «вытягивание» у детей голов с помощью дощечек было весьма «модным» в высшем древнеегипетском обществе.) Пришельцы оказались победителями в Поднепровье, на Донеччине, в Приазовье, Предкавказье, где под их воздействием сложилось несколько родственных синхронных культур, названных катакомбными (по характеру могильных сооружений). Но на Среднем Дону они не смогли окончательно подчинить себе местное население, хотя их традиции вошли в состав среднедонской катакомбной культуры. Для подтверждения приведем результаты полно-

Рис. 22. Орудия труда древнеямной культуры (Павловский могильник):

1—3 — инструменты плотника (топор, тесло, долото), 4—10 — инструменты кожевника (ножи, шило, скребки). {120}

стью исследованного Павловского могильника (раскопано 56 курганов), где из большого числа погребений среднедонской катакомбной культуры лишь треть оказалась с катакомбами. Курильницы представлены единичными экземплярами (рис. 23, 2), а их место в ритуале заняли «жаровни» — придонные и боковые части сосудов обычных форм; лишь на некоторых сосудах имеются орнаменты из концентрических полукружьев (но не кругов!), выполненных оттисками шнура; примерно третья часть черепов несет следы искусственной деформации и т. д. Интересно отметить, что все металлические предметы этой культуры изготовлены уже из кавказского сырья и многие из них прямо могут рассматриваться как кавказский импорт. Следовательно, в своей культурно-хозяйственной деятельности донское катакомбное население ориентировалось на районы Кавказа {121} и Предкавказья. А что же произошло с энеолитическим населением Дона после прихода древнеямных, а затем и катакомбных племен?

Археологические данные свидетельствуют, что на Дону установилось длительное сосуществование культурных традиций энеолитической эпохи и эпохи бронзы, а следовательно, и их носителей.

Среди племен репинской культуры с середины III тысячелетия до н. э. наметились разделительные тенденции. Одни племена покинули пределы Дона; другие подверглись активной ассимиляции со стороны древнеямных групп и скоро слились с ними; третьи по какой-то причине переориентировались в своей хозяйственной деятельности, установив связь с представителями северных лесных областей, а четвертые, наоборот, обособившись, сохранили свои традиционные устои еще на многие столетия, подчиняясь лишь законам внутреннего развития. На судьбах двух последних групп репинского населения мы и остановимся.

Рис. 23. Сосуды катакомбной культуры.{122}

При раскопках ряда многослойных стоянок (Черкасская, Дрониха и другие) было обращено внимание на небольшую группу весьма своеобразных сосудов (рис. 24, 1—4). Форма их репинская, однако техника изготовления глиняного теста, обработка поверхностей, а главное, система орнаментации, где господствуют ямочные вдавления и ромбический мотив, оказались очень сходными... с гончарными традициями северной неолитической культуры! Именно ромбоямочный орнамент характеризует сосуды неолитических рыболовов и охотников, обитавших в то время в районе Верхней Оки и Десны. Последовавшие затем раскопки Иванобугорского могильника, поселений Верхний Карабут, Мастищенских 1 и 2 существенно дополнили наши представления об исторических событиях на Дону на рубеже III—II тысячелетий до н. э. Во-первых, на всех этих памятниках найдена подобная керамика. Особенно много ее оказалось на поселении Мастищенском 1 (позднее здесь возникает городище раннего железного века, к которому мы еще вернемся в следующей главе). Во-вторых, группа погребений Иванобугорского могильника, полностью продолжающая репинские обрядовые традиции, сопровождалась такими же сосудами, а одно из детских {123} погребений включало еще и рыболовный костяной гарпун (рис. 24, 5). Кстати, аналогичный гарпун вместе с остатками рыбьих костей и чешуи был на Мастищенском поселении (рис. 24, 6). Таким образом, определился целый комплекс признаков нового культурного типа, названного нами иванобугорским. Он представляет собой сочетание двух культур (разных эпох!). Видимо, произошло взаимодействие, а затем слияние части репинского населения с рыболовческими группами северного неолита и в результате изменилась деятельность в пользу рыболовства. В связи с этим сошлемся на материалы лесостепного Поволжья, где тоже наблюдается сближение энеолитических скотоводов с неолитическими рыболовами.

Рис. 24. Керамика (1—4) и костяные гарпуны (5, 6) Иванобугорского типа.{124}

Какова же дальнейшая судьба иванобугорцев? Есть основание полагать, что они просуществовали в нашем крае вплоть до появления катакомбных племен, то есть до начала II тысячелетия до н. э. Более того, между ними на первых порах даже наметились какие-то контакты (известны находки, например, иванобугорских сосудов с плоскими доньями, подобно катакомбным сосудам, и с некоторыми катакомбными мотивами орнамента). Но эти контакты носили ограниченный характер и были кратковременными. Очень скоро группы иванобугорцев вынуждены были мигрировать, виновниками чего и явились катакомбные племена. Не говорит ли о неустойчивой политической ситуации того времени тот факт, что иванобугорцы вцнуждены были укрываться на высоких береговых участках, откуда легче обнаружить приближение опасности? Показательны в этом отношении Мастищенские поселения. Они в строгом смысле не были местами проживания, а выполняли функции святилищ, которые иванобугорцы соорудили из каменных кладок. При раскопках удалось установить, что святилища разрушены еще в древности представителями катакомбного мира. Оставленные последними обломки сосудов как бы «запечатывали», накрывали развалины. Добавим, что здесь же найдено несколько кремневых наконечников стрел с выемкой в основании — типично катакомбных.

Иванобугорское население уходило в северные и северо-восточные земли. Именно в том направлении {125} на высоких берегах рек Воронежа, Цны и Мокши цепочкой размещены местонахождения типичной иванобугорской керамики. Следы ее теряются в пределах современной Мордовии. Сравнительно недавно группу погребений в сопровождении сосудов иванобугорского типа обнаружили на Оке, в Мещерском крае. Но нельзя исключать, что какая-то часть иванобугорского населения задержалась в северо-лесостепных районах левобережного Дона, по соседству с теми потомками репинских племен (а следовательно, близкими родственниками), которые сумели сохранить свое самостоятельное развитие. Эти племена — носители доно-волжской абашевской культуры. Ее изучению большое внимание уделил А. Д. Пряхин, опубликовав ряд специальных статей и монографий.

Тем не менее процесс формирования абашевской культуры на Дону пока еще не до конца выяснен. В распоряжении археологов имеются лишь единичные памятники переходного типа, в облике которых сохраняются прежние репинские традиции. Например, погребение кургана близ села Введенки Липецкой области.

Рис. 25. Староюрьевский псалий.{126}

Оно оказалось древнее остальных: над ним был лишь небольшой холмик, перекрытый насыпью абашевских захоронений, полностью повторивших обряды (ориентировку, позицию умерших) раннего погребения. Сопровождалось оно каменным наконечником стрелы, характерным для энеолитических культур, а также частью глиняного сосуда, признаки которого в равной степени присущи как репинской, так и абашевской культурам. В целом же абашевская культура существовала на Дону параллельно культуре катакомбной.

Какими же были взаимоотношения между племенами этих двух культур, одновременно проживавшими на Среднем Дону?

Есть основание считать, что они далеко не всегда носили мирный характер, а иногда завершались трагическим исходом. Не случайно вырос на открытом месте в донском левобережье упомянутый нами курган у села Введенки. Под ним, перекрывая более раннее погребение, в двух обширных могилах покоилось пять молодых абашевских воинов. Лежали они по старинному обычаю вытянуто на спине, плечом к пле-{127}чу. В затылочной части черепа одного из воинов застрял каменный наконечник стрелы — причина его гибели. Погребенные сопровождались медными кинжалами и жертвенными сосудами. От одеяния сохранились лишь роговые поясные пряжки. Видимо, в одном из военных столкновений победили абашевские племена, что позволило им с почестями похоронить павших сородичей.

Интересна деталь: здесь же найден фрагмент костяного псалия (деталь узды) — явное свидетельство того, что абашевские племена владели искусством конной езды, как верховой, так и в упряжке.

Подтверждение тому дает и абашевское погребение, выявленное автором в кургане близ села Старо-Юрьево Тамбовской области. В обширной прямоугольной яме останков человека не оказалось, но о принадлежности могилы воину-колесничему рассказали вещи: кремневые и костяные наконечники стрел, кинжал и, главным образом, дисковидные костяные псалии с резным украшением, весьма напоминающие детали колесничей упряжи, увековеченные в рисунках на гробницах микенских царей архаической Греции (рис. 25). Археологам иногда удается фиксировать по следам древесного тлена в погребениях эпохи бронзы степной полосы Евразии присутствие колесных повозок. Поэтому не исключено, что и в староюрьевском погребении, если учесть большие размеры ямы, находилась легкая деревянная колесница.

Рис. 26. Сосуды абашевской (1) и срубной (2) культур.{128}



infonko.ru/den-konstitucii-v-belarusi-osveshenie-v-smi.html infonko.ru/den-kotorij-perevernet-vsyu-vashu-zhizn.html infonko.ru/den-kotorij-perevernul-vsyu-moyu-zhizn.html infonko.ru/den-molchaniya-i-podvedeniya-itogov.html infonko.ru/den-napisaniya-sitkoma-6-arka-istorii-syuzhetnaya-arka.html infonko.ru/denno-formi-navchannya-8-semestr.html infonko.ru/denominalizaciya-metaprogramm.html infonko.ru/den-podviga-boj-u-pokalnishken-6-avgusta-1914-g.html infonko.ru/den-posle-tyazheloj-nochi-na-kladbishe.html infonko.ru/den-professor-aleksandrova-la.html infonko.ru/den-provedennij-s-druzyami-sentyabr-2010-g.html infonko.ru/den-razmishlenij-izuchenie-sili-i-vlasti.html infonko.ru/den-razmishlenij-sila-magii.html infonko.ru/den-razmishlenij-slova-sili.html infonko.ru/den-razmishlenij-vihod-za-predeli-snov.html infonko.ru/den-razmishlenij-zhizn-kak-ona-est.html infonko.ru/den-rozhdeniya-i-den-angela-chto-takoe-den-rozhdeniya.html infonko.ru/den-rozhdeniya-imama-husejnaa.html infonko.ru/den-rozhdeniyashri-matadzhi-nirmala-devi.html infonko.ru/density-gradient-centrifugation.html