INFONKO.RU

Глава 6. Особенности воспитания.

Под воспитанием подразумевается не только целенаправленное воздействие родителей, в том числе обучение знаниям и навыкам поведения, но и непосредственный характер отношения (обращения) с детьми. Преобладающим типом воспитания при неврозах будут гиперопека и ограничивающий контроль (Симеон Т. В., 1958; Зачепицкий Р. А., Яковлева Е. К., 1960; Сухарева Г. Е., Юсевич Л. С, 1965; Лакосина Н. Д., 1970; Шкловский В. М., Ильдеркина В. С. 1972). Обоим родителям свойственны завышенные, не соответствующие реальным возможностям детей требования, наряду с их непоследовательностью и противоречивостью (Захаров А. И., 1972). Аналогичные данные получены в исследованиях Н. В. Конончук (1976), В. Н. Арбузовой, И. В. Доброгаевой, Г. В. Таныгина (1977). У детей, заболевающих неврозами, неудовлетворенными часто оказываются потребности в индивидуально-адекватной заботе и любви, самораскрытии, выявлении своего «я», эмоциональном и двигательном самовыражении (Захаров А. И., 1972). Сквозной линией в отношении к детям будет их неприятие как отсутствие положительных чувств и любви со стороны одного или обоих родителей (Гарбузов В. И., 1977; Кириченко Е. И., 1986).

Существует риск повышения нервности у единственных детей ввиду ее непроизвольной передачи со стороны взрослых в семье (Черни А., 1928). Небезразличным для воспитания было и снижение рождаемости в 60—70-е годы (Антонов А. И., 1980). Выделяется понятие «невроз материнства», когда материнская забота затемняет рассудок; в страхе мать не имеет покоя ни днем, ни ночью. Она не решается искупать ребенка, боится простудить или недокормить, считает своего совершенно здорового ребенка больным и без конца обращается к врачам (Moll L., 1920). Конфликты родителей по поводу воспитания, психологический отказ матери от ребенка, неровное поведение родителей высоко коррелируют с нарушениями поведения детей (Cameron J. R., 1978). Если ребенок чувствует любовь и поддержку, его развитие происходит в атмосфере безопасности и уверенности в себе. Если родители, имеющие собственные невротические потребности, колеблясь между полным одобрением, идеализацией ребенка и неодобрением, чрезмерными требованиями и ожиданиями, создают в семье климат тревоги, то правильное развитие ребенка становится невозможным (Horney К., 1937). Патогенная роль «маятникообразного» воспитания, когда запреты сменяются разрешениями и наоборот, в происхождении неврозов у детей выделена также К. Leonhard (1965).

При изложении предыдущего материала мы уже затрагивали ряд проблем воспитания. Систематизируем их в 5 групп факторов, отражающих специфику воспитания детей, заболевающих неврозами.

Первая группа факторов. Наличие большого количества неразрешимых проблем воспитания или неспособность родителей справляться с возрастными проблемами психического и личностного развития детей. Отметим трудности взаимоотношений с мальчиком 5 лет с неврозом страха в изложении матери, инженера по специальности. Ее слова отмечены кавычками, за ними следует наш анализ: а) «Когда прошу или заставляю что-либо сделать, например вымыть свои сапоги, идти чистить зубы, то надо повторять это по нескольку раз». У сына флегматический темперамент в отличие от холерического темперамента матери, и, кроме того, он устал от бесчисленных требований матери; б) «В ответ на мой приказ (выделено нами): «Прекрати или сделай сейчас же!», выдвигает свое требование: «Скажи — пожалуйста!», что, конечно, выводит меня из себя». Мать не принимает во внимание чувство собственного достоинства у сына, который уже в 5 лет не хочет быть бездушной игрушкой или роботом в обращении с ним матери; в) «Если поранил руку или получил занозу, то сразу ударяется в слезы и боится даже мне показать рану». Мальчики не плачут, в представлении матери, да и вместо сочувствия она будет ругать и читать мораль; г) «В ответ на предупреждение о предстоящем наказании он не успокаивается или прекращает плакать, а, наоборот, угрожает, замахивается и ведет себя так плохо, что почти сразу следует наказание. Такие ситуации повторяются несколько раз за день». В ответ на непереносимые для него, но привычные для матери угрозы сын пытается защитить себя, но не может. Даже предвидя в дальнейшем физическую агрессию матери в виде избиения, он не может молчать, безропотно сносить оскорбления, как и быть слепым и бездушным исполнителем деспотической воли матери; д) «Моим ответам на свои вопросы не доверяет, а больше верит сверстникам или вообще посторонним людям. Это иногда очень раздражает меня». Дискредитировав свой образ в представлении сына, мать требует искренности, одновременно чрезмерно опекая и предохраняя от контактов со сверстниками, в которых мальчик испытывает подчеркнутую возрастную потребность; е) «Не умеет играть, приходится все в игре говорить за него. Поэтому надоедает с ним играть». Мать слишком нетерпелива и требовательна, мальчик боится сказать что-либо не так, поскольку это не подвижные, эмоционально насыщенные игры, а игры-нравоучения; ж) «Не хочет читать» (ему 5 лет); з) «Если что-либо у него не получается, сразу же раздражается и требует помощи с плачем». Иначе, как плачем, сын не может получить поддержку и помощь матери, «достучаться» до нее. К тому же мать страстно хотела девочку и не приемлет самостоятельности и ранимости мальчика; и) «Не оттащить от телевизора или магнитофона», поскольку это восполняет недостающие эмоции; к) «Не хочет помогать сам». Фактически он еще не может.



Проблемы воспитания, диагностируемые по вопросу «трудно найти оптимальный подход к ребенку», наиболее выражены при неврозе страха и обсессивном неврозе, наименее — при неврастении.

Отражение в воспитании неблагоприятных личностных особенностей родителей. Со стороны направленности личности это прежде всего отражение гиперсоциальности: излишней принципиальности, требовательности и нетерпимости, завышенного уровня притязаний в отношении возможностей детей. Принципиальное сдерживание родителями своих эмоций, их чрезмерная рационализация оборачиваются недостатком теплых и непосредственных чувств к детям, недоучетом особенностей их темперамента, эмоциональности и половых предпочтений.

Со стороны характера это — эгоцентризм родителей, внутренняя конфликтность, неприятие себя, тревожная мнительность. Вследствие этого они чрезмерно настойчиво, бескомпромиссно и претенциозно пытаются создать идеальный образ ребенка, ожидая, обязывая и требуя от него то, в чем сами оказались личностно - несостоятельными. Но как раз поэтому воспитание теряет свою прочность, устойчивость, естественность и последовательность. В то же время родители аффективно болезненно реагируют на несоответствие своих требований и ожиданий, усиливают психологическое давление на детей, прибегая к различным санкциям и наказаниям.

Как уже отмечалось, эмоционально чувствительные, душевно тонкие, добрые и ласковые дети заболевают неврозом прежде всего постольку, поскольку есть психопатические черты в отношении к ним родителей в виде неприятия, агрессивности (раздражения, негативизма и физических наказаний) и чрезмерной, всепоглощающей принципиальности (жесткости, негибкости, условности и формализма). Сами родители догадываются, подсознательно ощущают неестественность своего отношения к детям, но тем не менее не могут конструктивно изменить себя без внешней помощи и руководства, выполняющего роль стабилизатора и корректора их собственной личностной противоречивости и конфликтности. Сам факт, что большинство родителей, испытывая чувство вины и беспокойства, способно на перестройку своих взаимоотношений, указывает на преобладание у них невротической, а не психопатической структуры личности.

Условно можно выделить следующие психологические типы или образы матерей детей с неврозами.

«Царевна Несмеяна». Всегда чем-то озабочена и обеспокоена, повышенно принципиальна и честолюбива, сдержанна в выражении чувств и эмоций, доброты и отзывчивости. Не признает детской непосредственности, шума и веселья, считает это пустым времяпрепровождением. Никогда не смеется, любит иронизировать. Имеет навязчивую потребность делать замечания, стыдить, читать мораль, выискивать недостатки. Больше всего боится избаловать ребенка. Часто поступает подчеркнуто правильно, но, что называется, «без души» и учета реальных обстоятельств. Именно о такой матери мальчик 7 лет сказал: «Мне хочется, чтобы мама была ко мне всегда доброй, чтобы она меня не ругала, чтобы она меня ласкала, не била, просто бы сказала спокойно и все».

«Снежная Королева». Любит повелевать, держит всех на расстоянии, жестока и непреклонна, внутренне холодная и неотзывчивая, расчетливая и эгоистичная, равнодушная к страданиям других, считает ошибки заблуждениями, недостатки — пороками, а любую критику в свой адрес — злым умыслом.

«Спящая Красавица». Склонная к мечтательности, депрессивному мироощущению и пессимизму, заторможенная, нарцистическая (самовлюбленная) натура, пребывающая в плену своих идеализированных представлений, ждущая своего «принца», разочарованная и усталая, погруженная в свои мысли и переживания, отстраненная от ребенка и его потребностей, обращающаяся с ним как с живой куклой.

Общее между тремя психологическими типами матерей можно систематизировать по следующим пунктам: «Она всегда молода и прекрасна»; исключительно много времени уделяет себе; исходит только из своей точки зрения; хочет покровительствовать; высокомерна, претенциозна по отношению к другим, которых всегда считает ниже себя; стремится во что бы то ни стало господствовать или доминировать среди окружающих; не переносит невнимания к себе и больше всего на свете боится остаться одна, без восхищения и признания со стороны других.

«Унтер Пришибеев». Недостаточно чуткая, часто грубая и безапелляционная, во всем командует детьми, понукает, принижает их чувство собственного достоинства, с недоверием относится к их опыту, самостоятельности, легко раздражается и выходит из себя, гневлива и раздражена, придирчива и нетерпима к слабостям и недостаткам, часто прибегает к физическим наказаниям, долго помнит плохое.

«Суматошная» мать. Неустойчивая, взбалмошная, неугомонная, непоследовательная и противоречивая. В своих действиях и поступках бросается из одной крайности в другую, часто взрывается, кричит, любой пустяк превращает в трагедию, из ничего создаст проблемы и на них же бурно реагирует.

«Наседка». Жертвенная, тревожно-беспокойная, во всем опекает, не отпускает детей от себя, сопровождает каждый их шаг, предохраняет от любых, в основном кажущихся, трудностей, стремится заменить собой сверстников, все сделать за ребенка, но только не способствовать его самостоятельности и активности.

«Вечный ребенок». Мать, которая не стала взрослой, по-детски обидчива и капризна, драматизирует любые события, жизнь считает невыносимой, детей — обузой, себя — жертвой обстоятельств, постоянно ищет помощь и поддержку, покровительства. Не может справиться с самыми обычными проблемами детей, охотно сдает их «на поруки» кому-либо, страдая при этом от своего чувства бессилия и беспомощности.

Приведенные психологические портреты следует интерпретировать как дополняющие друг друга психологические образы или тенденции в отношении матерей к детям. Наиболее типичен образ Царевны Несмеяны. Образ Снежной Королевы представлен лишь фрагментарно, являясь, скорее, психопатической, чем невротической, транскрипцией отношения, как и жестокость, неприятие, безразличие, которые присутствуют у шизоидных, паранойяльных и асоциально-попустительствующих матерей.

Проекция личностных проблем родителей на отношения с детьми тесно перекликается с предыдущим и является, по существу, его дополнением. Здесь повышенная требовательность к детям и отсутствие адекватной требовательности к себе; чрезмерная опека, исходящая из чувства беспокойства и страха одиночества; ритуальный контроль и педантизм, основанный на мнительности и неуверенности в себе у родителей. В этом же ряду невротически спровоцированные эффективность и непоследовательность в обращении с ребенком; конфликтное неприятие у него каких-то нежелательных, с точки зрения родителей, черт характера и темперамента друг друга и др.

Большое количество взрослых, прямо или косвенно принимающих участие в воспитании, нередко заменяющих собой родителей в первые годы жизни детей. Прежде всего это касается единственных детей, разночтения в подходе к которым служат источником хронической и неразрешимой стрессовой жизненной ситуации.

Односторонний характер воспитания. Как правило, речь идет о доминировании матери и бабушки в воспитании. Подобная ситуация особенно неблагоприятна для личностного развития мальчиков в старшем дошкольном и подростковом возрасте, поскольку исключение отца из сферы воспитания нарушает выработку навыков поведения, адекватного полу.

Инверсия воспитательных ролей, когда бабушка играет роль матери, мать — отца, а последний — роль «приемного сына». Выход матери из своей роли сопровождается усилением требовательности, ужесточением санкций и физических наказаний детей.

Конфликтный характер воспитания, когда оно отличается противоречивостью и напряженностью, объявлением «войны» упрямству, своеволию, эмоциональности и природному темпераменту детей.

Вторая группа факторов. Преобладание рационального аспекта в воспитании в виде большого количества моральных предписаний и требований, его «заорганизованность», формальность в ущерб эмоциональности, спонтанности и детской непосредственности Родители много учат, наставляют, советуют, объясняют, проверяют, но забывают поиграть с детьми, сходить с ними на концерт, в гости, дать им возможность побыть собой и эмоционально отреагировать свои чувства и желания. Следствием рационального характера воспитания будет недостаток воображения и гибкости у детей. В отличие от сверстников они нередко затрудняются в выборе свободной темы для разговора, не знают, как себя вести в новой непредвиденной ситуации общения, боятся выразить свои чувства и сделать что-либо не так, как нужно, как следует, как внушено родителями.

Отношение к детям, как к уже «почти взрослым», т. е. наделение их всеми атрибутами взрослого поведения без достаточного учета возрастных особенностей. Так, родители, жалуясь на сына 3 лет, отмечают в качестве его постоянных недостатков трудность сосредоточения, неусидчивость, своеволие и плаксивость. Фактически же речь идет о нормальных и преходящих возрастных проявлениях у эмоционально чувствительного и стеничного мальчика, который не может соответствовать завышенным требованиям и ожиданиям родителей. Трудность сосредоточения и неусидчивость на поверку оказываются его активностью, своеволие — чувством «я», плаксивость — свойственным эмоциональным детям плачем при сильной обиде, боли или непреодолимом препятствии. Проблема здесь заключается в недостаточной приспособляемости нежной, ранимой психики детей к практицизму взрослых, их безоговорочности и категоричности.

Недостаточное внимание к половым аспектам в формировании личности детей. Как сказала с осуждением одна мать про сына 3 лет: «У него на уме только машинки». Как правило, это бесполое воспитание, нивелирование прежде всего психологических особенностей формирования личности мальчика, вызванное несоответствием его пола ожидаемому, чрезмерной опекой со стороны матери и предохранениями от общения со сверстниками. В этой связи нередкой будет ситуация, когда матери не принимают взросления сыновей, продолжая относиться к ним как к слабому и беспомощному ребенку, которого нужно во всем наставлять и сопровождать.

Заданность, шаблонность, схематизм, когда воспитание подгоняется под заранее составленные схемы, предписания, установки, без учета реальных обстоятельств, своеобразия формирования личности детей.

Недостаток индивидуализации в подходе к детям — следствие действия предыдущего фактора. В первую очередь это относится к первым годам жизни детей, когда родительская принципиальность и стремление к как можно более ранней социализации неизбежно оборачиваются потерей индивидуального настроя в воспитании.

Разрыв между словом и делом в воспитании означает невыполнение родителями своих обещаний, их необязательность при требовании обязательности у детей. Также это ситуация, когда много слов, разговоров и мало дела, практических мероприятий.

Дефицит душевной щедрости, доброты и естественности (искренности) в отношениях с детьми. Обычно это проявление как эгоцентризма и гиперсоциальности в настоящем, так и канонизированного типа воспитания у самих родителей в детстве.

Третья группа факторов. Непонимание своеобразия детей, возрастных особенностей формирования их личности, неблагоприятного действия резкого обращения, чрезмерного давления и семейных конфликтов.

Неприятие в отношениях с детьми рассматривается как в плане недостаточного учета их индивидуальных особенностей, в том числе темперамента, пола и характера, так и нежеланности ребенка, несоответствия его пола ожидаемому. Такие стороны родительского неприятия, как нежеланность ребенка, преждевременность появления, несоответствие его пола ожидаемому встречаются в 70% семей без особых различий по полу детей и диагнозу. В целом, неприятие более характерно для детей первых лет жизни, когда родители еще незрелы в своем чувстве материнства и отцовства и все их интересы заострены на вопросах профессиональной карьеры и престижа. Обычно это ситуация, когда ребенок «не тот», кто ожидался, кто устраивает, а «тот», кто создает проблемы, омрачает существование и мешает профессиональной карьере. Непримиримость и предвзятость отношения, категоричность и максимализм матери оказывают наибольшее патогенное воздействие на эмоциональное развитие детей, поскольку нет чувства любви и сочувствия, которые заменяются излишней требовательностью и недовольством. Одна мать выразила это следующими словами: «Меня дочь раздражает, когда делает не так, как положено, иногда в такой степени, что я не могу с ней находиться в одной комнате».

О негативном восприятии мальчиков матерями с твердым, волевым, гиперсоциальным и бескомпромиссным характером мы уже говорили. В этой связи нам вспоминается мальчик 8 лет с истерическим неврозом, у которого, со слов матери, полностью отсутствуют положительные черты характера. Мать постоянно обвиняет отца, что он не умеет зарабатывать, «как другие», хотя и занят все время на работе. Считает, что он во всем виноват, «слишком мягкотелый», и при любых семейных затруднениях прибегает к угрозе развода и отделении сына. Сама мать вообще не хотела иметь детей, с отвращением относилась к родам и всему тому, что связано с функциями женского организма. Тем не менее родила по настоянию мужа. Роды были тяжелые. В возрасте 1 года отдала эмоционально беспокойного мальчика в ясли, к которым он не мог адаптироваться. В семье верховодит авторитарная бабушка, мать же поступает по отношению к сыну подчеркнуто правильно, жестко и наказующе. Еще до школы он несколько рад отправлялся в санаторий, в школе посещает продленный день, летом отбыл 2 смены в пионерском лагере «санаторного» типа. При беседе с нами мать призналась, что не любит мужа и не хочет от него второго ребенка. В детстве была свидетелем приниженного положения своего отца в семье, что, по-видимому, сформировало у нее аналогичный стереотип взаимоотношений с мужем.

В другом случае мать мальчика 9 лет с неврастенией и энурезом уже была в разводе с мужем. Она постоянно «воевала» с сыном, поскольку видела в нем только отрицательные, с ее точки зрения, черты характера мужа. Будучи неудовлетворенной во многих отношениях, нетерпимой и нервной, периодически вымещала раздражение на сыне, подвергая физическим наказаниям, поскольку он «не понимал человеческого языка». Использовались и постоянные угрозы отдать в интернат, что могло иметь под собой реальные основания, если бы представилась такая возможность. Вскоре выход был найден. Мать заставила его одновременно посещать английскую и музыкальную школы. Перегрузка от учебы в двух школах, повышенная требовательность матери и конфликты в семье явились причиной развития неврастении у мальчика.

Типичной будет и ситуация неприятия одного из двух детей в семье. Так, мать дочери 12 лет с неврозом страха вначале не хотела ее, поскольку училась в аспирантуре. Отец же, наоборот, настаивал на исполнении ею материнского долга. В 7 лет девочка заявила, будучи уже боязливой и тревожной: «Зачем я живу, зачем я родилась, лучше бы я умерла». Вскоре появилась младшая дочь, которую категорически не хотел отец, но хотела уже мать. Затем все переменилось, отец забыл о старшей, признав «своей» младшую дочь, так что старшая оказалась в позиции «сироты при существующих родителях».

Другая ситуация неприятия обусловлена наличием «промежуточного» ребенка в семье. Так, в одной семье есть дочь 13 лет, не страдающая нервными отклонениями, дочь 9 лет, больная неврастенией, и сын 2 лет так же, как и старшая, без нарушений. Младший — долгожданный мальчик в семье, на которого обращена любовь отца, в то время как старшую дочь любит больше мать. Средний ребенок в семье — девочка с неврозом 9 лет — оказалась таким образом «не у дел», не любима обоими родителями, поскольку ожидался мальчик, и своим поведением она действительно напоминает образ «полудевочки-полумальчика», являясь, как и в предыдущем случае, эмоциональной сиротой в семье.

В заключение раздела рассмотрим семейные ситуации у 3 детей на одном приеме. Первый мальчик 13 лет, производящий впечатление «заморыша», страдает ночным недержанием мочи и заиканием днем, легко устает, эмоционально подавлен. Он нежеланный (в семье есть старший сын) и «вредный», в представлении обоих родителей. Второй мальчик 9 лет с психопатоподобным поведением: расторможенностью, в том числе сексуальной, циничностью, агрессивностью и асоциальными тенденциями, также нежеланный, потому что в семье есть две любимые, без каких-либо отклонений, дочери 15 и 17 лет, одну из которых любит мать, а другую — отец. Паранойяльно настроенная мать с непоколебимой решимостью говорит про сына: «Мы растим преступника», в результате чего мальчик при отсутствии любви все в большей степени оправдывает «ожидания» матери. Третья — девочка 3 лет «с истериками», со слов родителей, упрямая и своевольная. Она — опять же нежеланный ребенок в семье, в которой есть любимый старший брат.

Все приведенные случаи имеют одну общую черту — они выявляют в ситуации неприятия в максимальной степени неблагоприятные черты личности родителей преимущественно паранойяльного и отчасти истерического круга.

Несоответствие повышенных ожиданий и требований родителей реальным психофизиологическим возможностям детей, в том числе ритму развития, темпу протекания психических процессов, а также особенностям формирования характера и личности. Степень несоответствия следует рассматривать именно в приведенной последовательности, т. е. оно наиболее выражено в отношении психофизиологических возможностей детей и наименее — в отношении формирования личности. Заметим, что при психопатических развитиях соотношение, скорее, будет обратным. Фактор несоответствия отражает неспособность родителей найти адекватный подход к ребенку. Они не способствуют естественным для него тенденциям психического развития, а противостоят им, исходя из своих односторонне понятых, заостренных и болезненно измененных требований. В наибольшей мере несоответствие воспитания проявляется в дошкольный период жизни детей и встречается в 5 раз чаще, чем адекватное воспитание. В младшем школьном возрасте подобное соотношение составляет 2:1. В подростковом возрасте можно говорить только о некотором несоответствии воспитания. Подобный родительский путь проб и ошибок оборачивается дорогой ценой для детей, как правило, заболевающих неврозами в дошкольный и младший школьный период их жизни.

Негибкость воспитания подразумевает отсутствие альтернатив, заданность, некоторую косность суждений, их трафаретный, не учитывающий обстоятельств характер. Во многом это — проявление гиперсоциальных, доминантных и паранойяльных черт личности родителей. Когда ребенок, подрастая, начинает критически воспринимать безоговорочное для него ранее мнение родителей, то большинство родителей, понимая и уважая его право на свое мнение, перестраивают свои взаимоотношения, делая их более гибкими и направленными на развитие собственных возможностей ребенка. Родители детей с неврозами не могут перестроить свою тактику, продолжая усиливать давление на детей, пытаясь во что бы то ни стало подчинить своей воле, готовым решениям. Возникающий конфликт с детьми и нарастание репрессий к ним приводят к тому, что вся созидательная сила обеих сторон уходит на борьбу — противостояние. Таким образом, вместо изменения принципа руководства ребенком, уже не говоря о том, что оно неправильно с самого начала, родители «застывают» в нем, требуя невозможного или ожидая безоговорочного подчинения.

Неравномерность воспитания включает в себя главным образом недостаток эмоционального контакта с детьми в первые годы их жизни и избыток его в последующие годы. Неравномерность также относится к чрезмерному влиянию одного из взрослых на ребенка при недостаточном влиянии со стороны другого.

Непоследовательность воспитания препятствует формированию устойчивого «я» у детей и создает состояние тревожного ожидания и неуверенности в себе. Приведем реплики матери 41 года, обращенные к сыну 14 лет и дочери 12 лет. Утром: «Витя и Оля, вставайте, хватит спать, вы сюда не спать приехали, спать можно и дома (дети лениво, нехотя пытаются встать)». Мать тут же: «А пусть спят, сколько хотят, хоть на каникулах отоспятся» (и дети продолжают спать до полудня). Днем: «Витя, уйди куда-нибудь. Уйди на балкон, там посиди, не мешайся, здесь и так тесно». Сын уходит на балкон. Мать вскоре: «Витя, ты где? С ума что ли сошел, сидишь на балконе, там сквозняк, сейчас же домой, садись в кресло, смотри телевизор». Через некоторое время: «Что, заняться нечем? Возьмите книги и читайте. А впрочем, сколько можно читать, и так зрение у одного и другого испорчено. Идите на улицу, посидите на скамейке. Нет, хотя не ходите, там всякие пьяницы. Ну, тогда походите вокруг дома». Пришли с улицы: «Прежде чем обедать, помойтесь, все грязные, потные». Сын наливает в ванну воду, моется. «Витя, долго я буду ждать, все уже остыло. Что ты там делаешь?» Сын: «Моюсь».— «Я же тебе сказала умыться. Вот бестолковый. Разве ты сам можешь вымыться. Теперь мне приходится бросать обед и мыть тебя».

По данным корреляционного анализа, непоследовательность в обращении с детьми связана с конфликтами между родителями (в семьях девочек), частыми порицаниями (в семьях мальчиков), подгонкой (стремлением торопить) и физическими наказаниями (последнее только со стороны матерей), образуя характерное сочетание при неврозах у детей. Непоследовательность коррелирует с тревожностью матерей и наличием у них истерических черт характера. Соответственно, больше всего непоследовательность выражена у матерей детей с истерическим неврозом.

Несогласованность воспитания — социально-психологическая характеристика, обусловленная доминированием в нем одного из взрослых, конфликтной структурой семейных отношений и трудностью сочетания установок родителей. Разные взгляды на воспитание характерны для 50% матерей и 51% — отцов, без особых различий по полу детей. Более часто (тенденция) они проявляются у родителей детей с истерическим и обсессивным неврозом. При последнем матери несколько чаще подчеркивают свои противоположные (полярные) характеры с мужем. В свою очередь, сходство взглядов на воспитание, по данным корреляционного анализа, связано с удовлетворенностью семейными отношениями, отсутствием напряженных отношений у родителей, их взаимопониманием и сходством характеров.

Четвертая группа факторов воспитания в основном детерминирована неблагоприятными личностными изменениями у родителей. Гиперсоциальность — повышенная принципиальность в отношениях с детьми, гипертрофированное, односторонне понятое чувство долга, обязанности, отсутствие компромиссов, что, в целом, более характерно для матерей. У обоих родителей гиперсоциальность коррелирует с твердостью характера. Гиперсоциальность оборачивается негибкостью в отношениях с детьми, недоучетом эмоционального и ситуативного фактора в их развитии, когда матери скорее поступают, что называется «не от сердца, а от ума». Выверяя каждый свой шаг, они в то же время опасаются сделать что-либо не так, как нужно, как следует, что-либо упустить, потерять, нарушить. Но именно эти матери предпочтут лишний раз не привести ребенка на прием, чтобы не уйти с работы на короткое время, даже имея справку врача, требовательны и категоричны в своих суждениях, нетерпимы к другому мнению, непримиримы к ошибкам и слабостям. Будучи честолюбивыми, эти родители стремятся, чтобы ребенок все делал лучше всех, был примером, образцом для подражания других детей.

Тревожность в отношениях с детьми — следствие гиперсоциальных и тревожно-мнительных черт характера родителей, их невротического состояния. Эти родители не столько радуются, спокойны и уверены в себе, сколько печалятся, беспокоятся и сомневаются в правильности своих действий. Можно сказать и так, что тревожность (как и эффективность) смягчает, «размывает» отчасти гиперсоциальность родителей, особенно матерей, которым тревожность и гиперсоциальность присущи больше всего. При тревожности требования не кажутся уже такими непоколебимыми, возникают альтернативные варианты взаимоотношений с детьми, в большей степени учитываются обстоятельства. В целом же тревожность действует отрицательным образом на психическое развитие детей, сопровождаясь снижением у них активности и уверенности в себе. Тревожная мать постоянно куда-то спешит, вскакивает, все время смотрит на часы, не переносит ожидания, без конца звонит в гостях, чтобы убедиться, все ли в порядке дома. Она постоянно торопит (подгоняет) детей, не отпускает от себя. Ей все время кажется, что кто-нибудь испугает ребенка, с ним может произойти несчастье, непоправимая беда. В итоге, резко возрастает число советов, предписаний и предохранений, с каждым годом все плотнее окружающих детей, вместо развития у них самостоятельности, инициативы и активности. По данным корреляционного анализа, тревожность в воспитании связана с тревожностью в характере родителей и конфликтом между ними из-за проблем отношений с детьми.

Выраженное беспокойство в отношениях с детьми присуще 57% матерей (из 161) и 15% отцов (из 129), т. е. встречается достоверно чаще у матерей. Тенденция к увеличению тревожности у родителей прослеживается по мере взросления детей, достигая максимума в подростковом возрасте. Достоверно чаще тревожность проявляется у матерей в отношении мальчиков, чем девочек; у отцов подобных различий нет. При разделении родителей на группы с возрастными интервалами 20—30, 30—40, свыше 40 лет в последней группе как матери, так и отцы достоверно более тревожны, т. е. чем старше родители, тем более они беспокойны в отношениях с детьми. Этим объясняется, почему дети у «поздних» родителей более тревожны и у них чаще диагностируется невроз страха и навязчивых состояний. При них тревожность родителей достоверно выше, чем при неврастении и истерическом неврозе.

Аффективность в обращении с детьми подразумевает эмоционально бурные проявления родителями своего раздражения и недовольства. Обычно это — крик, ругань и угрозы в адрес детей. Родители переживают затем крайности своего отношения, квалифицируют их как срывы. В большей степени эффективность присуща родителям, находящимся в невротическом состоянии, перевозбудимость которых и является основой аффекта в отношениях с детьми. После приступа аффекта нервно-психическое состояние матери и отца несколько облегчается, но появляющееся вскоре чувство вины и отсутствие изменений в поведении детей порождают чувство безысходности и отчаяния, рано или поздно нарастающее вновь до критической точки. В целом, эффективность больше свойственна матерям и, по данным корреляционного анализа, связана с их истерическими чертами характера, ригидностью мышления и гиперсоциальностью, стремлением постоянно торопить (подгонять) детей. В семьях девочек, как со стороны матери, так и отца, аффект в отношениях с детьми тем больше, чем менее выражен конфликт между родителями, т. е. здесь налицо психологический механизм компенсации или проекции нервного напряжения родителей и их недовольства друг другом на детей.

Вместе гиперсоциальность, тревожность и эффективность в отношениях с детьми составляют наиболее типичную триаду отклонений в воспитании детей с неврозами.

Доминантность, или властность, в отношениях с детьми означает безапелляционность, категоричность и директивность суждений родителей, стремление подчинить себе детей и добиться беспрекословного послушания, не принимая во внимание их выраженное чувство собственного достоинства и своеобразие формирования личности. В полной мере это проявляется в противоборстве с так называемым упрямством у детей первых лет жизни и со стремлением к независимости у подростков. Доминантность более свойственна матерям и является отражением авторитарных черт личности бабушки, оказывающей одностороннее влияние на формирование личности матери в детском возрасте. Доминантность вызывает феномен «замены» детей матерью, когда она живет вместо них, а не вместе с ними. Когда мы просим детей позвонить и сообщить о выполнении терапевтического задания, вместо них это всегда делают матери, как и во время приема, оставляя детей за дверью. По данным корреляционого анализа, Доминантность в характере матерей оборачивается стремлением торопить (подгонять) детей, в то время как у отцов, наоборот, подобное отношение менее выражено. Властные матери чаще кричат на мальчиков и ругают девочек, властные отцы больше контролируют мальчиков.

Недоверие к детям, их возможностям, собственному опыту, — как правило, это субъективно сформулированное мнение родителей о неспособности детей к самостоятельным действиям. Недоверие часто идет параллельно с тревожностью и нетерпимостью родителей, их категоричностью и властностью. Наибольшее удивление у матерей вызывают наши слова о наличии воли у сыновей. «Разве?» — с недоверием и сомнением вопрошают они, потому что воля в их понимании — это прежде всего безоговорочное согласие с их точкой зрения.

Недоверие к детям разрушает саму возможность индивидуализации воспитания, как и способность формирования полноценного и адекватного чувства «я».

Недоверие и властность в отношениях с детьми образуют черты авторитарности в воспитании. Кредо этих родителей выражено одной матерью так: «Я не успокоюсь, пока не заставлю его сделать все, что хочу». Авторитарная линия воспитания представлена в совокупности такими характеристиками родителей, как эгоцентризм, обязывание детей думать определенным, раз и навсегда заданным, образом, безоговорочное подчинение воле взрослых, категоричность суждений (отражение доминантных черт в личности родителей), предвзятость оценок, нетерпимость к собственному мнению детей, недоверие и подозрительность (отражение паранойяльных черт личности).



infonko.ru/shema-7-organizaciya-vlasti-i-upravleniya-v-russkom-gosudarstve-v-period-ego-centralizacii-xiv-xv-vv.html infonko.ru/shema-akkreditivnoj-formi-raschetov.html infonko.ru/shema-aktivno-passivnogo-schyota.html infonko.ru/shema-analiza-igrovoj-deyatelnosti.html infonko.ru/shema-analiza-i-vzyatie-srednej-probi-kormov.html infonko.ru/shema-analiza-otklonyayushegosya-povedeniya.html infonko.ru/shema-analiza-vospitatelnogo-meropriyatiya.html infonko.ru/shema-apv-s-puskom-ot-nesootvetstviya-polozheniya-klyucha-upravleniya-i-viklyuchatelya.html infonko.ru/shema-atomnoj-elektrostancii.html infonko.ru/shema-bertrana-obrabotki-isklyuchitelnih-situacij.html infonko.ru/shema-demograficheskogo-prognoza-s-pomoshyu-peredvizhki-vozrastov.html infonko.ru/shema-eksperimentalnogo-proekta.html infonko.ru/shema-elektricheskih-soedinenij.html infonko.ru/shema-fizicheskih-vselennih-boga.html infonko.ru/shema-formirovaniya-i-raspredeleniya-pribili.html infonko.ru/shema-funkcionalnogo-analiza-kommunikativnogo-akta.html infonko.ru/shema-holodilnoj-mashini-s-regenerativnim-teploobmennikom.html infonko.ru/shema-informacionnih-potokov-na-predpriyatii-i-raschet-obema-potokov-mezhdu-otdelami.html infonko.ru/shema-informacionnih-potokov-s-uchetom-serverov.html infonko.ru/shema-intervyuirovaniya-kontrolnih-grupp-v-issledovanii-p-lazarsfelda-b-berelsona-i-x-godeeri-kounti-1940-g.html